Первая страница Карта сайта

Из предисловия

В чем же инаковость предлагаемой картины мира? Ее инаковость не отрицает достаточно правдоподобные факты, но они объясняются иначе, часто путем прямого сопоставления с личным внутренним опытом, — и на основе воззрений, во многом противоположных тем, которые явно или неявно конституируют современные науки.

Если говорить о сути означенных воззрений и притом совсем коротко, то предметом познания действительности на первом плане оказывается не рационально сформированный объект, а человек как субъект, наделенный не только умом, но и чувством, оказывается не вещественный аспект реальности, а духовный и душевный. И самому представлению о духе возвращен его интуитивно постигаемый смысл, эмпирически сформировавшийся задолго до его эксплуатации в культурфилософии и теологии. Такое представление о духе не может быть сведено только к рассудочным понятиям — оно в известной мере обращено к многогранному личному опыту. Вместе с тем оно служит отправным первофеноменом теоретических построений. Что же касается материальности, «объектности» действительности, то она никуда не девается, но своим происхождением, как будет показано, она обязана видоизменению, самоперемене духовной сущности. Последняя, таким образом, оказывается «двуличной», но, как бы дополняя друг друга, оба эти «лика» — материальный и чисто духовный — образуют нечто единое.

Таким образом, предлагаемая концепция сфокусирована на представлении о духе. Именно от этого представления зависит объяснительный дискурс и в конечном счете более отвечающее действительности осмысление самих себя и окружающего. Представление о духе претерпевает в книге переход от «наивного», мифологического варианта к теоретическому, и при этом без утери первоначальной интуиции, — что очень важно для подлинного понимания гуманитарии. В результате перед современным сознанием открывается не декларативная, а реальная возможность личностного чувственно-понятийного постижения, каковое способно выявлять истинное значение гуманитарных явлений. И, на той же основе, речь может идти не только о духовном синтезе современного гуманитарного знания, но о целостной его системе, включающей всё предшествующее его развитие и иные формы.

Содержание представлено в виде разного объема эссе, отражающих тематически ориентированные версии и интерпретации осмысления нашей концепции. А последовательность частей, завершаясь конечным эссе в третьей части, в известной мере приближает к наиболее, на наш взгляд, адекватному ее пониманию. Впрочем, читателю самому решать, какие версии и интерпретации отвечают его интересам и более убедительны. Чтобы можно было читать вразброд, эссе содержат повторы, но, поскольку они встречаются в разных контекстах, это полнее раскрывает содержание.

Книга не в последнюю очередь имеет своею целью пробудить интерес к «метафизическим новациям» — этой полузабытой области философского творчества.