Первая страница Карта сайта

Связи и пересечения миров. Переходы

А. С. Муратова

Итак, мир на всех его уровнях поделен на своеобразные мирки, общности. Есть ли между ними связи, пересечения? — конечно, ибо это является необходимым условием существования человечества. Эти связи и пересечения, преодолевающие границы между мирами, могут быть различными: широкими, даже произвольными (что характерно для современной культуры), или очень узкими, ритуализованными, обрядовыми (с большим числом запретов и ограничений).

Связи и пересечения миров проявляются в повседневном общении и взаимоотношениях между мужчинами и женщинами, взрослыми и детьми, начальником и подчиненным и т. п. и имеют определенные обрядовые формы (иногда называемые этикетом).

Помимо этого в жизни человека происходят очень значимые, сущностные события, связанные с переходом из одного состояния (социального статуса, возрастной группы, мирка) в другое: например, из мира детского, подросткового во взрослый мир, из холостого состояния в состояние супружества, из мира девичьего — в мир замужних женщин; из гражданской жизни в армию, с воли в тюрьму, из мирян в монашество. Рождение и смерть человека тоже связаны с переходом из потустороннего в наш мир, и наоборот.

Переходы из одного мира в другой до сих пор сопровождаются выполнением разного рода требований, соблюдением правил, обрядов посвящения (инициации), ритуалов. Таковы крещение, воинская присяга, судебные процедуры, свадьба, новоселье, похороны.

Например, переход из ювенального состояния в состояние взрослого в старые времена или у «примитивных» народов обставлялся очень торжественно, носил священный характер, ему придавалось огромное значение (см., например, повесть Сат-Ока «Земля соленых скал»). Теперь все происходит гораздо проще — вручением аттестата зрелости (впрочем, тоже после выдержанных испытаний и в праздничной обстановке) или паспорта.

Иногда мы сталкиваемся с очень неприятными явлениями в нашей повседневности, например, «обработкой» новичка при его вступлении в новый коллектив (в школе, армии, на флоте, в тюрьме, других огражденных сообществах). Это принято объяснять пробуждением в человеке животных инстинктов, «стадным чувством», прирожденной жестокостью, развращенностью и т. п. В той или иной форме такие испытания («проба на прочность»), которым подвергается всупавший в сообщество, платя за право стать его равноправным членом, существовали и продолжают существовать всегда и везде. Может быть, локально удастся «цивилизовать» или купировать самые жестокие и отвратительные проявления этого обычая, но полностью изжить его, по-видимому, вряд ли удастся. Заметим, что «жестокими и отвратительными» эти явления считаются потому, что это следы очень древней, ушедшей и уже чуждой нам культуры, не соответствующие нормам и представлениям новой, современной. Так, вообще аморальным считается то, что противоречит духу наличной культуры, а преступником называют того, кто переступил ее установления, но его действия могут вполне согласовываться с нормами и представлениями прежней культуры, в рамках которой он преступником бы не являлся.

Итак, мы здесь имеем дело с древнейшей мифологемой перехода человека из одного состояния, мира, сообщества в другое. Трудность перехода может быть по-разному проявлена, но она необходима, ибо с древних времен всякое новое состояние, как этап, веха в жизни человека, чрезвычайно значимо и важно, должно быть выделено из чреды обыденных житейских событий, ограждено препятствиями, для того чтобы акт осуществления этого перехода был осмыслен, прочувствован и культурно закреплен.