Первая страница Карта сайта

Материальные воплощения ценностей. Красная площадь

А. С. Муратова

Мы с вами познакомились с такой фундаментальной основой всякой культуры как ценность. До сих пор речь шла не о материальных, а о духовных ценностях — постоянства (верности традиции) и новизны (перемены). Мы видели, как эти ценности влияют на поведение человека и черты его характера, когда говорили о старожиле и кочевнике.

Когда духовные ценности приобретают особенно большое значение, к ним относятся как к чему-то священному, святыне. В прошлом, а отчасти и теперь, такие ценности связывают с чем-то материальным, например, с каким-нибудь предметом, с определенным местом.

Ознакомление с такого рода ценностями поможет вам в будущем вместе с пониманием вырабатывать личное отношение к конкретным вещам, имеющим сакральный (священный на латыни) оттенок. Такой оттенок в отношении к вещам не обязательно складывается веками, он может носить временный характер. Нечто похожее на сакрализацию происходит сейчас, например, в рекламе. Общий прием здесь состоит в том, что некую вещь или место пытаются соединить с глубокими жизненными ценностями и потребностями.

В качестве примера рассмотрим одно из таких мест в Москве — Красную площадь. Очень интересно проследить, как формировались представления о сакральном характере Красной площади.

Собственно сама площадь возникла более 500 лет назад и произошло это вот почему. Тогда княжил на Москве Иван Третий — дед будущего царя Ивана Грозного. Он решил сделать Кремль неприступной крепостью.

Правда, после нападения татар в конце 13 века Кремль ни разу не был взят штурмом, как и в последующие времена. Захватчики, побывавшие в Кремле, проникали туда обманом — как татары (Тохтамыш) в конце 14 века, поляки в начале 17 века, Наполеон в 19 веке тоже вошел в Москву и Кремль не встретив сопротивления.

Ко времени Ивана Третьего Кремль был окружен белокаменными стенами. Князь Иван заменил их кирпичными, оборона Кремля была хорошо продумана, и Кремль превратился в неприступную крепость. У нападавших был в ходу такой прием, и татары не раз к нему прибегали: ломали ближайшие к крепостным стенам деревянные дома, подтаскивали бревна и доски к стенам (это называлось приметом) и поджигали. Чтобы лишить нападавших такой возможности, князь распорядился убрать от кремлевских стен все постройки на расстояние свыше 200 метров. Так и образовалась Красная площадь, в ее первом варианте.

Называли эту площадь тогда не Красной (красивой), это название появилось только 200 лет спустя — во второй половине 17 века при царе Алексее Михайловиче.

Надо отметить, что оттенок сакральности Красной площади придавало уже само ее положение — выделенное в пространстве.

Сакральное всегда отделено от всего остального, выделено, обособлено: в пространстве (в городе — кремль, главная площадь, здание правительства, церковь; в доме — красный угол, альков), во времени (праздничный день в календаре); оно окружено тайной (масонские ложи, тайные общества, «органы»).

Сакральное пространство всегда ограничено и упорядочено: на нем не должно быть слишком свободного передвижения, беспорядка, разгула (то же внутри церкви, вблизи святынь, на кладбище).

На площади перед стенами вовсю развернулась торговля.

Русские города всегда были средоточием ремесла и торговли. До обновления Кремля великим князем Иваном Третьим ручная торговля бурлила по всему Кремлю, но после его обновления она переместилась на площади и улицы вокруг Кремля. Это и Красная площадь, и территории, ныне занимаемые ГУМом (Верхние торговые ряды), и Охотный ряд, и Моховая улица.

Торговали, главным образом, съестным. Недалеко от Спасской башни, на «поповском крестце», собиралось безработное, или, как тогда говорили, безместное духовенство. Некоторые из них стояли с булкой в руке; это показывало, что они еще не притрагивались к пище, а потому готовы к церковной службе, которую утром полагается совершать натощак. Но булка служила и намеком: мол, если меня не возьмете, то съем булку и будет поздно.

Со временем торговля ограничивается, а при Петре Первом навсегда запрещается. Правда, дешевый мелкий торг съестным существовал вплоть до Октябрьской революции. Например, весьма популярными были гречневые оладьи на постном масле — очень сытные и доступные по цене кому угодно. Причем, это была постная еда, то есть не животного происхождения, а только такую пищу и ело большинство русских людей в постные дни, каковых в году больше половины.

То, что на Красной площади происходил торг, тоже способствовало отчасти ее сакрализации.

Торговля — самое древнейшее занятие человечества. Торговля связана с обменом, распределением, состязательностью, установлением некого равновесия — основы всего миропорядка. Отношениями справедливого, равноценного обмена — в самых разных формах — проникнуты все сферы человеческого бытия (религиозная, общественная, семейная). В основе любой культуры лежит принцип справедливости. Торговля должна была реализовать этот принцип.

Поэтому — как и вообще все важное в культуре — торговля была освящена.

С древнейших времен торговля осуществлялась под покровительством высших сил — богов: у древних римлян, например, Меркурия. Отчасти это сохранилось и в христианские времена. Вблизи торговых мест ставились церкви, дабы святые (например, Параскева Пятница) «блюли» справедливость сделок, а торг совершался в присутствии свидетелей и судей самого высшего уровня. Соседство торга с храмами было явлением естественным. Торговля в древности не считалась в общем-то занятием неблагородным, предосудительным, а торговцы — людьми «второго сорта». Конечно, к людям, существующим за счет наживы и, стало быть, нарушавшим священный принцип справедливости, отношение было неоднозначным. Не случайно, может быть, самые большие пожертвования на благотворительные цели исходили из среды купечества, как бы замаливавшего грех наживы (возвращение «неправедной части»).

Очень важное условие сакральности места — присутствие народа, большого количества людей.

Народ обычно собирается там, где находится что-то священное для него. И сам народ в древней культуре в каком-то смысле был священен (то есть соединялся с высшими, иномирными силами, смыслами). Не случайно: «Глас народа — глас Божий».

На Красной площади с утра до вечера толпился праздный и деловой люд, узнавая новости и слушая бирючей, возвещавших царские указы. Отсюда вести разносились по всему городу — о войне, о казнях, новых налогах и проч. С крыльца Земского приказа (где ныне Исторический музей) дьяки (чиновники, служащие правительственных учреждений: Земский приказ ведал городскими делами — в его распоряжении были мостовые, пожарное дело, богадельни, больницы) зачитывали правительственные указы. С Лобного места обращался к народу царь Иван Грозный, прося помощи в борьбе с оппозиционным боярством. На Красной площади совершались различные торжества — царские выходы, помпезные съезды послов, крестные ходы, вербные гуляния (за неделю до Пасхи).

Постепенно Красная площадь приобретает характер как бы официальный и даже сакральный (то есть особый, высший, выделенный, торжественный, священный).

Слово «священный» раньше обозначало связь с иным миром, миром божественным, потусторонним. Под «сакральным» будем понимать те ценности, которые почитаются несомненными почти всем обществом, свойственны большинству.

Центрами притяжения народа и сакральными центрами являлись Кремль — главная святыня города, сакральный отблеск которой падал на близлежащую площадь, и, кроме того, на самой площади находящиеся соборы — Покровский и Казанский.

Новое, советское, время, новая культура создали свои, новые сакралии. Зачастую форма их остается прежней, но содержание меняется, и его необходимо различать. Изменяются объекты поклонения, но неизменным остается тяготение людей к культурным значимостям, ценностям, святыням. И по сию пору на Красную площадь стремятся гости столицы (сфотографироваться на фоне...), выпускники школ в знаменательный для них день, еще недавно пионеры к Мавзолею — подобию языческого алтаря; здесь устраиваются самые «звездные» концерты (с музыкальными кумирами), военные парады (воинство всегда считалось священным — «священная» война).

Вблизи Красной площади (в Кремле) находилась власть.

Власть всегда имела священный статус, была особо выделенной, опиралась на иномирие (поэтому в старину русских князей изображали с нимбами, царь считался помазанником Божиим, Сталина именовали «отцом народа», проявляя тем самым реликтовую приверженность ценностям родовой культуры — почитанию в качестве божества предка-основателя рода).

Первым делом после Октябрьской революции новая власть захватила Кремль — овладевая святыней, насыщаешься ее силой. Так поступали правители Древнего Рима, свозя отовсюду святыни, то же самое делал Иван Грозный, когда, забирая русские города под власть Москвы, сокрушал или присваивал местные святыни и тем самым обесславливал и обессиливал эти города, но умножал сакральную мощь Москвы.

На Красной площади осуществлялся суд — одна из важнейших функций жизни общества.

Суд реализует представления человека о справедливости, необходимости установления обмена, равновесия между членами общества. С древнейших времен суд почитался священным, происходил в незримом присутствии высших сил (клятва на Библии), был всегда публичен (то есть вершился по сути народом / родом, к которому принадлежал судимый: целое судило свою часть).

Но раз происходил суд, значит, совершались и казни?

Есть еще одна — малоизвестная, но очень важная в культурном отношении причина сакрализации Красной площади.

Немногие сегодня знают о том, что в старину на площади стояло несколько небольших деревянных церквей, которые называли церквами «на крови», и это тоже сыграло свою роль в сакрализации Красной площади. Сведения об этих церквах не сохранились, даже местоположение их нам почти неизвестно, но сам факт их существования имеет большое значение. Что же это за церкви?

Дело в том, что Красная площадь издавна была местом казней, как, впрочем, и многие площади в европейских городах. Так, вбизи Красной площади были казнены мятежные стрельцы в начале царствования Петра Первого, там же казнили Стеньку Разина и многих других. Недалеко от Спасской находилась башня, называемая «пытошной»; крики и стоны, несшиеся из нее, достигали ушей площадного люда. Около Земского приказа подвергали позору (секли кнутом и проч.) за не столь значительные преступления.

Итак, лилась кровь. Так что Красная площадь иногда приобретала красный цвет от крови мучимых и убиваемых.

Почти каждая казнь была растянута всякого рода мучительствами. Это был древнейший обычай, ритуал, имевший место повсюду. Возможно, это объяснялось представлением о том, что телесное и душевное в человеке тесно связано. В древности, видимо, полагали, что дух убитого врага будет мстить своим убийцам, и чтобы обессилить этот дух, уродовали тело (реликт этого обычая остался). Кроме того, мучительства выполняли роль обряда посвящения, необходимого при переходе человека из одного состояния в другое (ср. испытания героя в сказках).

Многим древним культурам свойственно представление о том, что если при умерщвлении человека или животного не соблюсти определенного ритуала, — земля осквернится кровью. Нечистым (в религиозном отношении) считается все, причастное преступлению (переступлению через установленный обычай, закон), поэтому нередко на месте преступления оставляют орудие убийства. Казнь включала указанные ритуалы, но они не были христианскими, поэтому все же необходимо было совершить религиозное очищение, освящение земли. С древнейших времен на месте, где пролита кровь, ставили камень, памятник, сажали деревья, цветы, чтобы дух умершего человека вошел в них и нашел свое успокоение. В православии тема осквернения земли постепенно стиралась, но большое значение придается упокоению умершего, а тем более убитого человека, причем важно, чтобы необходимые священнодействия совершались непосредственно на том месте, где пролилась кровь. Так появились церкви «на крови».

И в последующие времена Красная площадь окроплялась кровью (октябрь—ноябрь 1917 г.) — освящалась ею («дело верно, когда под ним струится кровь»; и место прочно — добавим мы), либо близостью «жертв» (захоронения у Кремлевской стены — тоже дань древнейшей традиции).

Таким образом, Красная площадь была сокровищницей сакральных функций города. Она была сакральна именно как узел, совокупность жизненно важных культурных функций. Это торговля, ремесло, религия, власть, суд.