Первая страница Карта сайта

Тема 1. Едение как выражение культуры

А. С. Муратова

/Читаются отрывки из «Старосветских помещиков» Гоголя и «Воспоминаний» Н. Щапова — «Московский журнал», 1992, 5 и 7 номера./

Гоголь описывает «старое доброе время», уютный, захолустный, старожильский мирок, в котором люди живут не какими-то «высокими идеями», а простыми житейскими радостями, находя их не в последнюю очередь в умении хорошо покушать. Вообще в старинных воспоминаниях, рассказах о прошлой жизни, в русской классической литературе мы встречаем очень частые и выразительные упоминания о еде. Возвращаясь к Гоголю: почему? Чтобы показать, какими неразвитыми, примитивными бывают люди с мелкими интересами, без серьезных жизненных целей? Но Гоголь описывает старичков с большой симпатией.

Для писателя и читателей той эпохи было понятно, какое большое место занимает еда в культуре. Рассмотрением этого и займемся.

Еда сопутствует всем важным, значительным событиям в жизни человека: рождениям, праздникам, проводам, встречам, свадьбам, новосельям, похоронам.

С другой стороны, даже мимолетные встречи (к соседке на минутку) и официальные события, торжества, когда, казалось бы, без еды можно обойтись (дипломатические приемы, выпускной бал и проч.) сопровождаются хотя бы символической трапезой.

Существуют тысячелетние традиции, связанные с едой. В России, например, всегда ценилось и ценится радушие, хлебосольство, умение хорошо готовить. До сих пор излюбленной темой женских разговоров является обсуждение приготовления пищи, обмен рецептами. Люди увлекаются украшением кухни, любят хорошую утварь — красивую и разнообразную.

Интерес к еде отразился и в названиях московских улиц, переулков: Поварская, Кисельный, Хлебный, Скатертный, Калашный, Столовый (здесь жили поставщики царского двора).

Зададимся вопросом: имеет ли еда какой-то особый смысл?. Давайте рассмотрим, что, как и сколько едят люди. Мы увидим из примеров, что едят очень по-разному, и что чувство голода можно удовлетворить множеством самых разнообразных способов.

Что едят?

1.

Распространено убеждение, что мужчине, занятому физическим трудом, необходимо есть много мяса.

Рахметов (Чернышевский «Что делать?»), следуя новомодной научной теории о самодостаточности мясного рациона, питался исключительно мясом. Выводя своего героя, Чернышевский пропагандировал «последнее слово науки».

Между тем, существуют гигантские территории, населенные народами, которые вовсе не употребляют в пищу мяса. В Юго-Восточной Азии, например, едят в основном рис, причем, на наш взгляд, в очень скудном количестве. В Африке, на островах Океании, в Индии мяса едят крайне мало. Многие индусы — вегетарианцы.

Крестьяне на Руси раньше ели очень мало мяса: две трети дней в году — постные. Пища взрослого мужчины-работника в деревне — каша да квас с хлебом. Рацион, по нашим современным понятиям, крайне недостаточный. Тем не менее это были физически сильные, выносливые, крепкие люди, выдерживающие, как правило, большие нагрузки, нежели современный человек. Воины в Древнем Риме питались в основном фруктами, кашами и хлебом.

2.

Национальные кухни являются важным элементом культуры. В традиционных культурах, основу которых составляют тщательно сохраняемые обычаи и традиции предков, состав, количество и способы приготовления и употребления пищи тоже входят в традицию и веками поддерживаются, переходя из поколения в поколение.

Известный европейский мыслитель, врач Альберт Швейцер, будучи в Африке, сделал интересные наблюдения. Основной пищей для местного племени служили бананы, особый их сорт. Для того чтобы их вырастить, требовалась специальная плантация, землю надо было отвоевать у джунглей. На протяжении жизней многих поколений племени не поддающиеся выкорчевке заросли выжигали, а образовавшуюся пустошь, удобренную золой, засевали. Когда после сбора нескольких урожаев почва истощалась, эту плантацию забрасывали и осваивали новую. Однажды были очень сильные затяжные дожди, нарушившие цикл сельскохозяйственных работ. В племени начался голод, люди умирали от нехватки еды. А. Швейцер обратился к туземцам с предложением переключиться на другую пищу — плоды, которые в изобилии росли в джунглях, дичь. Но туземцы ответили, что бананы растили их отцы, деды и прадеды, и они уж лучше умрут голодной смертью, чем поступят вопреки обычаям предков. Кстати, частый голод в странах Африки и в наше время объясняется во многом такой приверженностью древним традициям своей культуры.

Агротехника — возделывание земли, выращивание продуктов питания — в традиционных культурах подчинялась определенным нормам, правилам, которые нельзя было нарушать. В старой России продуктивность земли, скота всегда была гораздо ниже, чем в Европе, так как сильна была приверженность старинным обычаям: «так делали наши деды, и мы так будем делать». Применение техники, новых технологий встречалось деревней в штыки или уж во всяком случае без энтузиазма (а сейчас?).

Выбор пищи, представления о ее вкусноте и полезности формируются культурными установками.

Например, русскому человеку крайне тяжело, даже в экстремальной ситуации, заставить себя есть живых насекомых, лягушек и проч. Даже, казалось бы, пределы физических возможностей человека на самом деле определяются нормами культуры, в которой он живет. Некоторые христианские подвижники систематически употребляли немного растительной пищи не более одного-двух раз в неделю.

Сильно перченая, острая пища считается вредной для желудка (и может являться таковой для европейца), но такие блюда очень ценятся и широко распространены в Корее, Китае, на Кавказе.

Сколько едят?

Сейчас считается необходимым есть 3—4 раза в день, поощряется дробное питание (чаще, но понемногу). В древности ели обычно один раз, во второй половине дня. Такова и практика монашества, существующая кое-где и поныне (в пост). В России в старые времена с утра никогда особенно не ели (поэтому идти в церковь на литургию натощак было привычно, а у современного человека это вызывает опасения). Начинали есть в полдень, обедали в 5—6 часов вечера (читайте классику). Кроме того резко сокращали частоту приема и количество пищи в посты.

В разные времена у разных народов существовали свои традиции в отношении едения: древняя, вроде бы римская, поговорка гласит — «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу». В то же время византийцы (греки) ели обычно вечером, на закате, один — минимум два раза. В Европе люди раньше плотно ели перед сном (сейчас есть на ночь считается вредным).

Итак, даже из немногих примеров мы видим, что понятие о вкусноте пищи, о ее составе, количестве, частоте едения не вытекает напрямую из чисто физиологических потребностей организма человека, а очень тесно связано с традициями, обычаями того народа, той культуры, в которой живет человек.

Можно сказать, что к той или иной форме едения человек привыкает с детства, что в основе всего — привычка. Но что такое привычка, навык, обычай? — Это и есть культура.

Даже физиология человека оказывается связаннной с культурой: например, если человек с детства привык к чрезвычайно острой пище (живые организмы обладают колоссальной приспособляемостью), то она не вредит его желудку, но эта пища может оказать пагубное воздействие на здоровье человека, у которого другая пищевая культура.

Тот факт, что потребности человека в еде удовлетворяются таким великим разнообразием способов, и говорит о том, что едение — это выражение культуры. Разнообразие культур неизмеримо шире, чем диапазон физиологических потребностей человека.

Если в чем-то жестко следуют традиции, то это связано с культурой.

С едением в традиционной культуре связаны очень высокие жизненные ценности. Добывание пищи, охота, земледелие, приготовление, употребление пищи связано с ритуалами, празднествами, молитвами — существует обычай ( в христианстве, например) благословения пищи, благодарения.

Вот этнографические наблюдения. На одном острове существовал варварский обычай, связанный с каннибализмом. Прибывшим на остров миссионерам-европейцам удалось его отменить. В результате туземцы постепенно перестали выращивать рис, который до сих пор служил для них основной пищей. Оказалось, что главное предназначение риса — ритуальное: совершая каннибальский обряд, поедали рис. Утратив сакральное применение, рис потерял свое значение для туземцев.

Попытка следовать традиции и увязывать продукты питания с какими-то жизненно важными ценностями мы наблюдаем сегодня в рекламе.

Манифестируется связь в сущности ничтожного продукта (шоколадки, печенья) с ценностями высоко-духовного, а не физиологического, порядка («райское наслаждение», «светлая полоса в твоей жизни» и т. п). Впрочем, хорошая реклама делается так, чтобы не слишком явно связать рекламируемый товар с ценностями. Для этого связь должна формироваться не путем логических рассуждений, а бессознательно; товар связывается с теми ценностями, которые не имеют непосредственного отношения к товару — связь должна быть неожиданной.