Первая страница Карта сайта

Ценность постоянства. Три культурные функции

А. С. Муратова

Итак, культурная или жизненная ценность — это то, чем мы дорожим, к чему стремимся. Встретить человека, который дорожит чем-то неслыханным, чем-то, что совсем непонятно другим людям, — такого человека вряд ли можно встретитить. Так что почти всегда ценности свойственны какой-то группе людей.

Ценности — приверженность им — трудно обосновать, а если что-то и получается, то чаще всего это видимость обоснования.

Попробуйте, например, доказать кому-либо, что нужно дорожить здоровьем, если человек не дорожит им. На первый взгляд, доказать это легко: здоровый человек меньше болеет; ему открыто больше возможностей в работе, учебе и досуге; он дольше проживет. Вроде бы обосновали. Но наверняка найдутся люди, которым безразличны все эти рассуждения о болезнях, широких возможностях и долгожительстве просто потому, что над ними главенствуют совсем другие ценности (ср. молодежь: одеваются не по погоде, курят, неправильно питаются и т. п.). Но и тем, кому такие доводы интересны, они все же могут показаться неубедительными. Ведь фактически мы на место одной ценности подставили другие, вот и все. «Иметь здоровье» — это ведь все равно что «мало болеть». А «иметь широкие возможности» или «подольше прожить» — это опять-таки ценности, необходимость которых снова нужно доказывать. В конце концов вы упретесь в биологический инстинкт самосохранения. Но тогда непонятно, зачем вам доказывать необходимость инстинкта, коль скоро такой инстинкт существует. Кстати говоря, среди людей он часто дает осечки. Ведь героические и вообще очень рискованные поступки люди совершают вопреки этому инстинкту. Короче говоря, если у человека есть какая-то ценность, то она есть фактически; если же ее нет, то логическим рассуждением доказать человеку, что данная ценность ему необходима, практически невозможно.

Наибольший интерес представляют ценности исторически очень устойчивые. Причины приверженности таким ценностям люди, как правило, вообще не осознают. О ценностях конкретного человека редко можно что-либо заключить по тому, что он сам говорит о себе. Судить о них лучше всего по реально проявленным интересам и поступкам (то есть ценность неотделима от действий человека, его практических устремлений). С ценностями тесно связаны обычаи, традиции, типичные представления.

Возьмем ценности, существующие испокон веков: это

Рассмотрим их отдельно.

Верность традиции означает стремление что-то делать или мыслить сегодня так же, как вчера, в настоящем , как в прошлом. Большая часть того, что мы в жизни делаем или думаем, является традиционным. Проанализируйте, как проходит очередной день, чем вы занимались, чем интересовались — и убедитесь в правоте этого утверждения. Но одно дело — традиционный стиль жизни в течение месяца, года, — или в течение столетий.

К многовековой традиции относится, к примеру, состав пищи — в России до сего времени традиционным было употребление хлеба в несравненно большем количестве, чем в Европе.

К долгоживущим традициям следует отнести, скажем, дарение подарков, цветов по праздникам, при встречах. Обычай дарения существует тысячелетия и идет еще от так называемой родовой культуры: обмениваясь подарками, враждовавшие роды примирялись; если ответного подарка не было, то считалось, что род или человек, который не делал ответного подарка, попадал в зависимость от того, кто дарил; дар — знак власти в прежней культуре, для «равновесия» сторон следовало откупиться (до сих пор иногда считается «неприличным» молодой девушке брать дорогие подарки от незнакомого мужчины; людей, от которых зависят или к кому чувствуют антипатию, обычно стараются не оставить без ответного дара; это же понимание обнаруживается в бытующих выражениях «ты мне — я тебе», «долг платежом красен» и т. п.). В старину существовали представления о том, что в определенных случаях нельзя дарить и нельзя принимать подарки и были табуированы некоторые предметы (и сегодня еще избегают дарить и брать острые предметы, носовые платки).

Обратимся еще к одной долгоживущей традиции — вывешиванию по праздникам флагов и шествию с флагами. Это одна из самых старинных традиций. Слово «флаг» стало употребляться в России с 18 века и взято из голландского языка. «Флаг» и «знамя» — синонимы. Последнее известно в русском языке с древнейших времен. Знаменем называли воинский стяг, то есть копье (древко с насаженным острием — то, что поражает врага) с полотнищем материи, на которой что-либо изображено.

Чаще всего это был образ Нерукотворенного Спаса. История этого образа такова.

Некий князь из города Эдессы по имени Авгарь болел проказой в очень тяжелой форме. Узнав, что Христос, бывая в разных землях, исцеляет людей, князь послал к Нему своего слугу с просьбой прийти и излечить недуг. Слуга разыскал Христа, но Тот отказался последовать за ним. Тогда слуга захотел хотя бы запечатлеть лик Спасителя (ибо в древности считали, что изображение человека или вещь, ему принадлежащая, обладают отчасти свойствами самого человека и каким-то образом связаны с ним — вспомним, кстати, как в сказках герой, отправляясь в далекие края, оставляет родным свое кольцо или ножик, и по состоянию этих предметов можно судить об участи их хозяина). Но когда слуга попытался изобразить Христа, у него ничего не вышло, он никак не мог передать выражения и добиться сходства. Видя отчаяние слуги, Христос взял платок, приложил к лицу, и на ткани запечатлелся Его лик. Получив чудесный дар, слуга отнес его князю, тот приложился к платку и был совершенно исцелен. После чего долгое время платок как величайшую святыню хранили в этом городе, он был замурован в стену над городскими вратами.

Почему именно икона (образ по-гречески) Нерукотворенного Спаса была так почитаема, с ней войска выступали в поход, шли в бой, неся перед собою? Потому что это было нечто такое, что напрямую, материально связано с личностью Христа в отличие от других Его изображений. Платок с непосредственным отпечатком (последующие копии обладали всей полнотой сакральной силы) лика Христа — это как бы часть Его Самого.

По той же причине особым почитанием всегда пользовались части одежды, вещи, принадлежавшие святым. Аналогично этому стараются беречь вещи известных людей (музеи, мемориальные квартиры), да и просто своих близких, например, умерших родственников, так называемые семейные реликвии. Между человеком и его вещами возникает, вероятно, связь, хотя строго доказать это вряд ли возможно.

К этому же близок и обычай дарения на память — платочка, перстня и проч. Такие предметы, как локон, первый зубок ребенка и т. п. особенно берегли, так как они являются частью дорогого существа, и если их повреждали или они попадали в чужие руки, то считалось, что тем самым наносится вред и самому человеку. Благодаря подаренной вещи между людьми устанавливается какой-то «контакт»; подаренная вещь играет роль своего рода проводника.

В древности было твердое убеждение в том, что некоторые вещи служат проводниками не только между людьми, но также между людьми и потусторонними силами. Такие вещи почитались священными. Так, православные христиане относились и сейчас относятся к иконам, в особенности к иконам, связь которых с божественным миром была засвидетельствована исцелениями, отгнанием врагов и другими явлениями. Иконы ставились не только в церквах и домах, но и над входами в крепость, монастырь, церковь.

Вот что рассказано в летописях о новгородской иконе «Знамение».

В середине 12 века на Новгород напали русские же войска из-за ссоры новгородцев с суздальским князем. Суздальцы уже готовы были взять штурмом город, но новгородцы вынесли на крепостную стену икону Божьей Матери, которая и получила потом название «Знамение». Суздальцы стали из луков стрелять в икону, и она повернулась к ним спиною. После этого новгородцы сделали удачную вылазку, и суздальцы в панике бежали.

Почему икона получила такое название?

Знаменье, знак, знамя — близкие по смыслу слова. Знамением называли какое-либо свидетельство предстоящего вмешательства высших сил или какое-либо другое важное событие (затмение солнца — дурное предзнаменование для князя, выступившего в поход).

Знак — это свидетельство принадлежности к чему-либо или указание на что-либо (например, обручальное кольцо). Одежда обычно является знаком принадлежности человека к тому или иному социальному слою, к роду деятельности (мундир), молодежной группе. В старой культуре знаки на одежде, сама одежда указывали не только на сословную принадлежность человека, его семейное положение, но иногда и на связь с потусторонними силами.

Это относится, например, к орденам. Орден мог иметь форму креста или носить изображение святого — защитника и покровителя воинов (скажем, Георгиевский крест — св. Георгия). Такое же значение имеет нательный крест, элементы одежды священнослужителей.

Знамя всегда играет роль знака. Это может быть знак принадлежности к определенному государству, религии (церковная хоругвь), принадлежности к чему-то более сильному, чем отдельный человек или группа людей. Издревле знамя имело и священное значение, так как на нем изображались символы и образы иного мира, мира более могущественного и мудрого, готового оказать помощь. Поэтому знамя берегли, защищали — ведь потеря знамени означала прекращение помощи потусторонних сил (на параде 1945 года советские войска несли опущенными вниз и бросали на землю фашистские штандарты — это символизировало позор, поражение и бессилие врага).

Точно так же берегли иконы. То есть берегли — оберегающее (обереги).

Изображения символов и образов потустороннего были и на щитах, нательных амулетах, головных уборах, гербах, монетах, деньгах. Вы, наверное, обращали внимание на то, что на деньгах есть герб страны или портреты основателей, великих людей, правителей, раньше — святых («копейка»).

Таким образом, самые разнородные предметы, которые мы перечисляли, имеют как минимум три культурные функции:

  1. знак принадлежности;
  2. оберег;
  3. украшение.