Первая страница Карта сайта

О «дедовщине». Тема тяжелая, но именно поэтому в ней следовало бы разобраться. Это явление обусловлено, вероятно, многими причинами и его можно рассматривать под разным углом зрения. Нас будет интересовать прежде всего его связь с пракультурой, то есть с обычаями и представлениями родового сообщества, перешедшими на более поздние социокультурные формы общественного бытия.

Напомним наше утвержение, что фрагментарное воспроизведение норм родовой жизни наличествует в любых сообществах, особенно там, где имеет место отторжение от остального мира — замкнутость, изолированность, к чему на первых этапах стремились кровнородственные структуры, заинтересованные в «чистоте крови» и самостоятельности. Культурный и физический иммунитет, то есть самоизоляция, был главной установкой родовых сообществ — это их отличительная и определяющая черта (об этом на сайте сказано предостаточно; из последних заметок см. «Закон сохранения пракультурных установок» и «Мифология мучительства и современность»)..

Социокультурный иммунитет полностью не отвергнут и в современных западных странах, а в отношении индивида он даже усилен, в России же он является одной из весьма значимых «народных» ценностей по меньшей мере у половины населения. Причем надо иметь в виду, что сегодня эта установка пока что поддерживается не запретом на пересечение границ, как это было в советское время, а распространенным внутри самого населения негативным отношением ко всему «нерусскому» (физическая изоляция существует и сегодня, поскольку подавляющее большинство населения не в состоянии оплатить поездки за границу). В силу этого с неизбежностью происходит спонтанное возрождение и укрепление некоторых, чаще всего неадекватно осознаваемых, пракультурных представлений о необходимости изоляции. А в достаточно изолированном сообществе право считаться его членом надо заслужить послушанием, демонстрацией верности, претерпением экзаменующих испытаний.

Таким образом, мнение о том, что «дедовщина», напоминающая древний обычай инициации, служит отражением распространенных в российском обществе представлений, достаточно правдоподобно. Но не следует забывать, что армейское сообщество, особенно солдатское, еще более закрыто, нежели все общество, причем замкнуто не только в ментально-идеологическом плане, но и физически. Поэтому там подобного ряда эксцессы могут происходить с гораздо более опасными последствиями.

Важно подчеркнуть, что, строго говоря, называть «дедовщину» инициацией в традиционном смысле с этнографической точки зрения было бы весьма поверхностно. Как известно, в древности через обычай инициации проходили подростки для испытания их выносливости, умения и знаний, необходимых, хотя бы для начала, взрослым членам рода или племени. Мифологический аспект инициации состоит в прохождении через иной мир, где подросток приобщается к предкам («дедам»). Из подростка, кроме того, нужно было «выбить» наследие детства, то, что называют инфантильностью. Существовал, кстати говоря, и обычай «добития» совсем слабых, но это не инициация. Что же касается последней, то она протекала (иногда несколько месяцев) в соответствии с жестким, но определенным ритуалом, почти исключающим необратимое калечение. В отношении «дедовщины» этого сказать нельзя, во всяком случае, пока с достаточной полнотой не выявлены и не систематизированы ее приемы. Так что обсуждаемое явление, как и все подобные ему в современных условиях, хотя и воспроизводит нечто схожее с инициацией, но представляет собою ее весьма искаженную проекцию. Еще меньше аналогий с древними инициациями имеют такие процедуры, как, скажем, приобретение гражданства, всевозможные экзамены для поступления в учебное заведение и на работу и т. п., хотя первоначальные корни и тут несомненно нисходят в пракультуру.

Еще раз обратим внимание на то, что питательной средой для частичного возрождения пракультуры всегда являлись и являются замкнутые сообщества, неважно по каким причинам изолированные, — добровольно или насильственно. Это в первую голову относится к сообществам религиозным, тюремным, уголовным, террористическим, наконец, армейским. Единственная мера, позволяющая избежать эксцессов и крайностей упомянутого «возрождения», это ослабление изоляции или соблюдение строжайшего ритуала вхождения в сообщество. Отметим, что такого рода «ритуалы», как правило, существуют в указанных сообществах, в том числе и в армии, в узаконенных (уставных) методах обучения новобранцев, но в армии эти «ритуалы» совершаются не всем сообществом, почему оно и придумывает свой «устав».

См. также: