Первая страница Карта сайта

Боги и люди. В истории древних сообществ, а иногда и значительно позже, встречаются факты и легенды, из которых видно, что люди перестают почитать своих старых богов, а затем сами же призывают других богов, не знаемых ранее, вернее, почти незнаемых, и те становятся новыми родовыми, племенными, народными хранителями и попечителями. Бывает, что этим богам, собственные имена которых обычно неизвестны, присваивают имена предков или называют так, чтобы обозначить обычно производимые ими действия. Иногда это божества других народов с уже зафиксированными именами. Согласно библейским представлениям подлинного имени Бога никто не знает, хотя Ему иногда приписывают несколько десятков (70 или 72) имен. На вопрос: «Кто Ты?» Он ответил: «Я тот, Кто есть». Божества избегают сообщать свои подлинные имена, так как знание такового даст знающему власть над ними. В силу тех же соображений истинные имена людей тоже скрывались (в Древней Руси человек имел обычно два имени — христианское и «языческое» или прозвище; первое употреблялось в исключительных случаях, к примеру, у князя Владимира христианское имя Василий, а у княгини Ольги — Елена).

Но как можно призвать божество, не зная, как его «кликать»? Вызывали его, употребляя высокопарные эпитеты («ублажая» его), перечисляя деяния, которые, как предполагали, оно совершило, и деяния, которых ожидали от него. Самый «легкий» случай — это когда начинали поклоняться уже как-то поименованному иноземному божеству (так нередко было у древних греков, римлян, славян). У Лермонтова на вопрос Тамары «О! Кто ты?..» Демон отвечает: «Я тот, которому внимала / Ты в полуночной тишине, / Чья мысль душе твоей шептала, / Чью грусть ты смутно отгадала, / Чей образ видела во сне. / Я тот, чей взор надежду губит; / Я тот, кого никто не любит...» и т. д. Таким образом, Демон не называет своего имени, а само это слово — Демон — означает лишь его богоборческую и античеловеческую «функцию».

Внимательное изучение истории верований и религий обнаруживает разные коллизии: сообщества перестают почитать своих богов, боги сами перестают опекать конкретные сообщества (боги «отворачиваются» от них), люди призывают богов других народов или незнаемых богов, божества сами приходят к людям, которых избирают (характерный пример, — когда Бог сам прикровенно является Аврааму и другим «патриархам» и «праотцам»). Особый случай, — когда божество или иное существо «не от мира сего» сначала живет среди людей и лишь со временем обнаруживает божественную природу. Именно таков Иисус Христос. Явился ли Он в человеческом обличии, будучи призван людьми, или Сам явился, по Своей воле, — не совсем ясно. Богословы, по большей части, утверждают, что явился Он «по своей инициативе», иначе ставится под сомнение божественный статус. Но хорошо известно, с каким напряженным желанием иудеи ждали тогда Мессию, призывали Его. Он и был Мессией, но был отвергнут теократической верхушкой Израиля, однако это уже другая тема.

Как мы знаем из истории христианства, оно первоначально стало распространяться в языческой среде, более всего привлекая рабов, вольноотпущенников и пришельцев (в том числе оторванных от Иерусалимского храма иудеев). Эти люди не могли исполнять культовые обычаи народов, из которых они происходили, но и римско-греческие боги не были их настоящими покровителями. Вот эта категория людей, лишенная родных гнезд, поддержки своих вождей и родов, лишенная заступничества своих богов, более других нуждалась в небесном Покровителе. Поэтому стоило им узнать об Иисусе Христе — новом божестве, не римском и не иудейском, к тому же казненном «в зраке раба», презираемым так же, как презирали их, они Ему стали молиться со всею верой отверженных людей. Это тем более было нетрудно, что имя Спасителя было заведомо известно. Так появился Бог, заботившийся не об отдельном народе, как всегда водилось у язычников и иудеев, а о всех без разбору «труждающихся и обремененных».

Должно было пройти три века, прежде чем христианство начало превращаться во всеобщую религию Римской империи и многих варварских народов. Почему так случилось, благодаря какому грандиозному перевороту в общественныых отношениях одновременно с таинственным переворотом в иномирных сферах это произошло? Возможно, что причина кроется в каком-то грозном выплеске неподвластных людям пракультурных страстей, которым уже не могли противостоять разрозненные местные боги, сами весьма подверженные этим страстям. И чтобы спасти средиземноморское человечество от этого извержения, должен был противостоять ему Бог не только могучий, но и в высочайшей степени человеколюбивый — Иисус Христос. Не исключено, что нечто подобное, то есть пракультурное извержение, органически соединенное с природными катаклизмами, там же когда-то уже было — и умудренные греки призвали тогда богов-олимпийцев. Но потом и они уже не смогли помочь...

См. также: