Первая страница Карта сайта

Легенда о добром убийце. 15 декабря 2006 года в 13:30 по второму каналу показали «документалку» про Николая Ивановича Ежова, верного слугу Сталина, погубившего тысячи и тысячи безвинных. Его приемная дочь, нынче многовозрастная, Наталья поведала о том, что, уничтожив ее настоящих родителей, он, по их предсмертной просьбе, взял ее к себе на воспитание, и так сердечно привязался к ней, что даже перед тем, как его самого расстреляли, в последнем слове на суде, выказал заботу о ее будущем. Еще он просил судей, чтобы его убили не пытая, что неизменно делали храбрые чекисты со своими жертвами. Наталья по-прежнему любит своего приемного отца и не считает его «врагом народа». Особенно ее тяготит это клеймо на ней самой — ей кажется, что на нее и сейчас косо смотрят, — а она ведь и в самом деле не при чем! А то, что по-прежнему любит отца и не пожелала от него отречься, так это лишь подчеркивает ее благородство. Правда, версия о том, что она приемная, а не настоящая дочь Ежова, идет от нее самой, и если она ложна, то как раз и означает отречение... Ролик, как и все подобные ему, конечно же, сопровождается отрывками из советских лент — с усатыми улыбающимися вождями и бравым антуражем, и время от времени монтажер настойчиво сует на весь экран фотографию красавчика Ежова... Зачем этот фильм сделан, какие преследует цели, нам неизвестно. Может, просто мода на «историческую объективность»: мол, и самым жестоким деятелям ничто человеческое не было чуждо. А может, чтобы успокоить здравствующих потомков мучителей и убийц? Впрочем, не заметно, чтобы сегодня кто-то из них, потомков, стеснялся своих предков, — так что опять не ясно, зачем и почему...

Теперь о сути — о мотивах поступка Ежова, удочерившего Наталью (ей было тогда не больше трех лет; примем ее версию за чистую монету). Мы утверждаем, что мотив этот кроется в дебрях пракультуры — попытках избежать кровной мести. Ежов этого, конечно, не мог знать, так как пракультура, особенно в 20 веке, не любит показывать свой истинный лик и проявляется более в подсознательных стимулах. Человек, убивший кого-то из чужого рода, должен был опасаться мести его сродников (на северном Кавказе сей обычай не искоренен до сих пор). Поэтому, если была возможность, старались лишить жизни как можно больше потенциальных мстителей, особенно молодых. Когда ордынцы (и не только они) брали штурмом город, они нередко истребляли все население, включая младенцев. Иногда плененных делали рабами, что также уменьшало опасность мщения. В Османской империи корпус наиболее преданных султану янычар комплектовался, главным образом, из когда-то плененных детей убитых турками родителей (ребенок забывал их вместе с родным языком и воспитывался в духе сыновней преданности султану). В советское время малолетних детей часто отбирали у репрессированных родителей, помещая в детские дома, где они проходили соответствующую обработку, а тех, кто постарше, отправляли за колючку. Органы по той же причине «опекали» беспризорников. Возможно, что все это может иметь отношение и к истории Натальи, коль скоро она и в самом деле приемная дочь Ежова...

См. также: