Первая страница Карта сайта

О древнейшей основе церковного запрета на аборты. О позиции Церкви, православной и католической, хорошо известно: аборт? — ни под каким видом, ни за что! Ссылаются обычно на ветхозаветную заповедь (так называемое десятословие) «Не убий», хотя против казни преступников или нарицаемых таковыми, равно как и против убийств в войнах голос Церкви не особенно слышен. Впрочем, опытный церковный вития как дважды два четыре докажет вам, что так и надо. Доказывал же прп. Иосиф Волоцкий (в книге «Просветитель»), что еретиков, а тем паче отступников, не худо бы сжигать, ссылаясь при этом на Библию и практику инквизиции (да и вправду сжигали на Руси и топили или доводили до самосожжения, но про то не любят у нас много говорить). Так почему же так ненавистен аборт? — потому что, как утверждают, Бог вкладывает живую душу в зародыш чуть ли не в момент зачатия, а человек не смеет убивать дарованное Богом. Обществу, государству убивать дозволено, а отдельно взятому человеку по его личной воле отнюдь не дозволено — неколебимое убеждение на протяжении тысячелетий...

Однако же, оставим наивные вопросы и словопрения — все равно на поле богословия или юриспруденции победы не одержать. Да мы и не собираемся агитировать за церковное разрешение абортов, ибо агитировать за что-нибудь не наша забота — хотелось бы только выяснить, откуда все же пошел запрет, которому нередко следовали и язычники, да и древнейшие племена, у которых религия была в самом примитивном виде. На первый взгляд все просто: рождение детей, продолжение рода обусловлено инстинктом и настолько естественно, что и объяснять тут нечего. Однако человек так устроен, что все, что он делает, к чему стремится, инстинктивно или как-то иначе, обрамлено культурой и осмыслено ею.

Так что все не так просто, а искомый ответ мы найдем в культе предков, возникшем в незапамятные, доисторические времена. Культ предков теснейшим образом связан с родовой культурой, культурой сообщества, в которое, в основном, входят родственники по крови. И — что чрезвычайно важно — не только живущие в данный момент, но и почившие. Если бы предки не рассматривались как необходимая составная часть рода, то сама мифологема рода, само представление о нем и его культура повисли бы в пустоте, совершенно бы обессмыслились. Сущность рода, заложенная в его культуре, в менталитете и чувствах его членов, состоит в преемственности, нерасторжимой связи рожденных с родившими — детей с родителями, родителей с их родителями и т. д. Вот эта связь, а следовательно, и зависимость ощущалась и в какой-то мере осмысливалась членами сообщества на всех уровнях — физиологическом, психическом, бытовом, общинном. Таковую связь и зависимость со временем стали вводить в достаточно строгие культурные формы, в том числе и в то, что относится к непосредственному общению живых с умершими. Появилось весьма четкое верование о передаче жизненной энергии, «душ» от умерших к рождающимся. Выражаясь упрощенно, предок дарит какую-то часть своей души новорожденному, возможно через какое-то время. С тех давних пор утвердился обычай давать детям имена деда или бабки. Родовая культура еще не знает понятия смерти, а умершие неотделимы от жизни рода.

Учитывая сказанное, нетрудно понять, что прерывание беременности и уклонение от зачатия должно было толковаться как посягательство на культ предков: пренебрежение ими и нежелание продлить род — самый тяжкий грех, возможно даже, что это иногда толковалось как вторичная смерть предка. В рамках указанных представлений находит объяснение и убиение родившихся младенцев, если они имеют тот или иной порок. Сохранение жизни таковым младенцам было бы оскорблением предков. Монархи нередко отправляли своих бесплодных жен в монастырь или находили повод для их казни... Конечно, наша логика весьма далека от логики родовой культуры, так что не все можно объяснить, но совершенно очевидно, что первоосновой отрицательного отношения к абортам была именно она — родовая культура с культом предков.

Ветхозаветная религия, а затем христианство, восприняли некоторые бытовавшие до них культурные нормы, в том числе запрет на аборт, — ну, и что в этом странного? — таковы пути трансляции культур...

См. также: