Первая страница Карта сайта

Разрывание жертв, распятие и всеобщее воскресение. Растения производят огромное число семян и разбрасывают их как можно дальше. Согласно мифу (один из вариантов), египетский бог Сет разорвал Осириса на 14 частей и разбросал его останки по всему Египту, а Исида нашла их и воскресила Осириса (по другой версии воскресил его сын Хор). Поскольку Осирис был первым (по другой версии четвертым) царем Египта, его гибель означала и гибель страны, а воцарение над Египтом Хора было восстановлением (воскрешением) страны вместе с восстановлением праведной (от отца к сыну) власти. Забегая вперед, заметим, что воскрешение Осириса только потому и возможно, что его останки разнесены по всему Египту, но Сет этого знать не может — такова логика мифа.

Эпизод с расчленением Осириса несомненно восходит к обычаю разрывания человеческих жертв. Вначале это были соплеменники. О разрывании есть вообще немало сказок и мифов. Разрывание необходимо для последующего разбрасывания, благодаря чему жертва «окормляет» как бы весь мир (в пределах данного этноса, ради благополучия которого она и приносится). Разрывание и разбрасывание также воспроизводит миф о том, что вначале человек был разделен на несколько самостоятельных частей, связанных с основными элементами природы. Вот как об этом сказано в одном из старинных поучений: «От коих частей создан бысть Адам — от осьми частей: тело от земли, кости от камня, очи от моря...»

Таким образом, совершаемое указанным способом жертвоприношение «гарантирует» будущее воскрешение, аналогичное первоначальному сотворению человека. Поскольку же человеческие фрагменты происходят, согласно мифологии сотворения, из элементов природы, воскрешение человека одновременно означает и восстановление (воскрешение) всего этнического Космоса.

Жертвоприношение соплеменниками, как мы знаем, было со временем замещено преступниками и пленниками. Культурная инерция диктовала исполнение той же самой процедуры и для них, хотя первоначальные смысловые мотивы оказались смазанными и утерянными, что, впрочем, очень характерно для любых культурных преобразований: «форма» надолго переживает «содержание». Реликтом разбрасывания останков преступника или соплеменника можно считать рассеивание пепла (в Индии этот обычай действует и сейчас), а также греческие кенотафы — пустые могилы. Ибо если останки пребывают неизвестно где, то они... повсюду. Четвертование преступников тоже реликт разрывания, как и отсечение головы.

Одним из самых известных и наглядно очевидных реликтов — символов разрывания-разбрасывания жертвы является крест и его модификации (в виде буквы «Т», свастики, креста с ушком — у древних египтян и т. д.). Христианское понимание распятия Христа и последующего Его воскресения как обетования всеобщего воскресения находится в преемственности с описанной выше мифологемой жертвоприношения и воскрешения Космоса. Как нам уже приходилось отмечать, наличие подобного рода преемственности отнюдь не бросает тени на христианство, а, наоборот, указывает на его фундаментальную роль в культурной и духовной истории. Истинно ведь не то, что сегодня есть, а завтра его нет, а то, что было и есть всегда.

Непосредственно к «разрыванию-разбрасыванию» примыкает представление о том, что каждая часть, проекция, отражение, модификация чего-либо священного воплощает целое, что породило множество последствий в культуре, особенно в религиозной. Тут и расчленение святых мощей, таящих полную силу в каждой частице, и множество разных (например Богородичных) икон одного и того же Лица, и возможность не ограниченного ни местом, ни временем причащения крови и тела Христа. Присовокупим сюда и древнее убеждение в том, что каждая местная, возглавляемая епископом, церковная община содержит всю полноту Церкви. В других религиях (особенно в дохристианских) на той же основе практиковалось поклонение многим статуям одного и того же бога. Одновременное присутствие божества в разных местах связано с тем же (в христианстве эти привело к пониманию Св. Духа, «иже везде Сый и вся исполняяй», — как говорится в обращенной к Нему молитве). Явления, в которых «часть равна целому» наличествуют также в природе как научные факты (например, в начальной стадии эмбриогенеза при образовании бластомер). Проблема соотношения части и целого занимала философов с античных времен. Идея парадоксальной равноценности части и целого лежит в основе современной мифологемы равноценности гражданина и общества, гражданина и государства. Возникает же эта мифологема в результате сакрализации личности (индивидуальности), сравнимой с сакральным статусом общества и государства.

См. также: