Первая страница Карта сайта

Про Быка и Петуха. Они — по культурной, подсознательной сути — богаче любой схемы. Но начнем со схемы. Бык — это символизация Кости, Петух — Огня. Два вечно борющихся Начала. От всякой органики, живности остается только скелет, то есть кость. Именно в костях мифологический залог продолжения рода. В сказках кости сеют и из них вырастают новые поколения. В сказках это драконы, животные. Были и такие обычаи: кости убитого медведя закапывали, чтобы не перевелись медведи (и не только). Хранение на Афоне черепов монахов, как и хранение мощей (т. е. костей, не обязательно с кожей), — та же мифологема. «Заменителем» костей в традиционном христианстве могут быть любые сохранившиеся части останков или вещей святого. Сюда же можно отнести обычай бальзамировать умерших. Кощей Бессмертный — классическое воплощение мифологемы. В Евангелии обращается внимание на то, что кости распятого Спасителя не были сломаны (о чем вещало ветхозаветное пропочество). Так, несмотря на противостояние язычества и христианства, мифологема Кости остается. Разумеется, тут не обошлось без связей с сексуальной сферой, но говорить только об этом попросту неверно. Хотя бы потому, что воскресительная функция Кости имеет в виду кости умерших, а не живых. Тут, кстати говоря, вспоминается роль умерших, вообще потустороннего, как подателей всяческих милостей и продолжения родовой жизни. Ведь герой волшебной сказки, к примеру Иванушка-Дурачок, именно ради этого отправляется в загробный мир. А о чем просят Бога и святых или о чем язычники просили своих родовых мертвецов и богов? Все о том же. Чтобы покончить с этим, отметим, что кости содержат ДНК бывшего человека, а посему сумасшедшая идея Николая Федоровича Федорова о «воскрешении умерших отцов» оказывается не столь безумной.

Об Огне можно бы рассуждать не меньше. Если Кость возрождает, то Огонь пожирает. Борение этих двух мировых Начал видно во множестве представлений. Самое простое: огненно-смертоносный Ад и Рай, то есть обитель вечной жизни и начаток чаемого воскресения. Затем размежевание в древних религиях: религия вечной жизни (Египет) и религия огнепоклонников (Персия и др.). Замечательно отображение борьбы двух Начал в мифологеме мировых циклов (во всех религиях, в том числе, в христианстве, хотя и в свернутом виде): жизнь развивается, развивается, — но наступает мировая катастрофа («апокалипсис»), которая все уничтожает и все начинается сначала. Ту же борьбу можно усмотреть в древнем обычае сжигать умерших (к примеру, у древних греков): над человеком совершается посмертный суд, где схватились две стороны — Огонь и Кость. В христианстве, осуждающем этот обычай (кроме сожжения еретиков: ведь еретик во власти дьявола, которого здесь символизирует огонь; кроме того, огонь должен истребить кость, т. е. род этого еретика), спор о душе умершего происходит при так называемых посмертных мытарствах (о душе спорят бесы с ангелами — это есть в некоторых житиях и в церковном учении). О посмертном суде трактует и египетская религия. Между прочим, борьба Огня с Костью занимала египтян несколько тысячелетий: скажем, временная победа над Огнем-Солнцем, когда его поглощает змей Апоп (вероятно, символ воспроизведения), и наступает ночь (тут, признаться, сексуальный мотив бросается в глаза).

Как это обычно бывает с архетипическими образами, оба Начала иногда перетекают друг в друга, для чего предназначены медиаторы (о них см. у Леви-Стросса). Таковы баба-яга — костяная нога (у нее в избе всегда печь); у греков и римлян это Зевс-Юпитер, побивающий молнией и зачинающий героев; видимо, таков и Перун.

Напрямую увидеть в Быке Кость, а в Петухе Огонь вряд ли кому дано. И вдобавок увидеть их взаимную — вечную! — вражду... Разве что помогут намеки, вроде того, что Бык ненавидит красное, и есть выражение «пустить красного петуха». А в жертву их приносили, чтобы умилостивить великие Начала и приобщиться к ним...

...Перечитав написанное, признаемся, что оно попахивает изрядными упрощениями. Противостояние Кости и Огня обусловлено не только элементарной оппозицией рождения и пожирания, но и их связью, — ведь пожирание огнем присутствует почти во всяком жертвоприношении, без которого невозможно рождение! В этом отношении в качестве ритуальной жертвы небезынтересен Петух. Этого заместителя Огня, как известно, подавали на свадьбах, дабы молодые продолжили род. Вообще, о производящей функции Огня можно настрогать не меньше примеров, чем с Костью. Может быть, потому они и бодаются, что у них одна цель...

И еще придется добавить, что всему этому можно дать очень сухое, сугубо культурологическое объяснение: трупосожжение — более поздний обычай в сравнении с первоначальной практикой захоронений трупа или костей на земле, на деревьях, в воде, неглубоко под землей. А древнее всегда борется с древнейшим...

См. также: