Первая страница Карта сайта

О чувстве свободы. Всякое, в сравнении с предшествующим моментом, обогащение восприятия, осознавания, понимания вызывает особенное чувство — чувство свободы. Оно возникает, когда нам приходит в голову новая мысль, когда мы узнаем нечто новое, когда нас соблазняет или поражает вещь, человек, некая возможность, когда мы испытываем неожиданное или сравнительно сильное ощущение и т. д. и т. п. Чувство свободы всегда связано с каким-нибудь открытием. Поэтому многие люди так любят новизну, перемены. Чувство свободы иначе называется вдохновением — у людей, творящих произведения искусства. Подобное присуще и тому, кто, преодолевая сопротивление, — материала, обстоятельств, людей, — добивается чего-то. Чувство свободы очень часто называют удовлетворением, удовольствием, радостью, наслаждением, ибо они тоже являются следствием обогащения восприятия, ощущения, осознавания.

Бывают случаи, когда нам открывается нечто ужасное, например, мы узнаем, что у нас смертельная болезнь и нас ждет скорая неминуемая кончина. Вряд ли большинство из нас почувствует при этом радость. И все равно в таком страшном открытии — «у бездны на краю» — нас охватывает чувство свободы — на этот раз трагическое, но каким-то непонятным образом, хотя бы отчасти, схожее с вдохновением и удовольствием. Вероятно, не всякий заметит это сходство, но если покопаться, то оно обнаружится. Может быть, оно сродни катарсису, о котором писал еще Аристотель, размышляя над ощущением зрителя древнегреческой трагедии.

Чувство свободы и желание его испытать свойственно не только людям, но, видимо, и животным. Можно сказать, что оно относится к самым начаткам пракультуры, к ее корневому слою. Все, что составляет историю человечества, — созидание новых социокультурных форм существования, хозяйственное развитие, постижение тайн природы и божественного мира, творение искусственного бытия, включая собственно произведения искусства, — все это происходило и происходит в результате инстинктивного и сознательного желания чувства свободы, то есть в результате стремления к свободе (как мы ее здесь трактуем). Культура и социум не только способствуют реализации чувства свободы, но нередко и противятся этой реализации, тормозя историю, — на благо или во вред людям (ибо чаще всего невозможно понять, что есть благо, а что есть вред). Плохо, конечно, ежели история скачет галопом, но и не очень здорово, когда она движется колымагой по ухабам...

Принято считать, что усилия людей в первую очередь направлены на выживание, что прежде всего они заботятся о том, что им есть, пить, во что одеться и чтобы иметь крышу над головой. Полагаем, что это не совсем так: все, что бы человек ни делал или почти все, он делает, желая вкусить чувство свободы, неважно, сознательно или бессознательно.

Несколько уточнений. Говоря о «восприятии» (см. первый абзац), мы имеем в виду как внешние воздействия, так и сугубо внутренний опыт. Под «обогащением» имеется в виду не только явление чего-то ранее совсем не известного, но, возможно, когда-то известного, однако забытого на уровне чувства; обогащение возможно и при усилении ощущений, вообще обогащение может быть количественным и качественным. И еще одно замечание: появление чувства свободы в широком социальном масштабе ускоряет историю; фактически именно на это работают развернутые политические свободы («права человека»), являющиеся одним из возможных условий появления такого чувства. А уж куда приведет ускорение истории, чем огорошит, кто же ведает...

См. также: