Первая страница Карта сайта

Брала ли пифия взятки? Как известно, греки нередко отправлялись в Дельфы за предсказаниями. Дельфийский храм Аполлона (примерно в 130 км к северо-западу от Афин) был главным прорицалищем этого бога. Здесь он убил змея Пифона, ознаменовав это Пифийскими играми, а прорицалище утвердил на том же месте, где прежде пребывал оракул богинь Геи и Фемиды. Гея-Земля была одной из древнейших первобожеств, обладавшая поначалу почти неограниченной властью, постепенно ослабевавшей и в какой-то мере трансформировавшейся в предсказания. Эту способность она не теряет и в олимпийский период, давая еще и советы, то есть смягченные предсказания, допускающие выбор. Аполлон приобретает ту же способность, вероятно, благодаря убиению Пифона, порождения Геи, тем самым как бы одержав и над ней своего рода победу. (Эта связь отчасти видна хотя бы из наречения Аполлонова оракула пифией).

Если предсказания исходили от божества или его оракулов, то они обязательно осуществлялись, то есть фактически были неотменяемыми повелениями, о которых сообщалось заранее. Обойти их, отчасти перехитрить можно было только пользуясь некоторой неточностью словесного выражения. Завоеванный Аполлоном дар предсказаний есть свидетельство его власти не только в «физическом» отношении, но и его власти над ходом событий, о чем говорит его прозвище Мойрагет — «водитель судьбы».

Отсюда ясно, что греки шли в Дельфы не просто ради того чтобы узнать, чего им ожидать, но для получения благоприятных для них предсказаний-повелений. Ну, а для этого нужно было просить, молить бога и, главное, приносить ему жертвы, в том числе драгоценностями и деньгами. Иначе быть не могло, поскольку древние представления предполагали своего рода «равновесие» в мироздании: все совершаемое требовало ответного действия, что иногда происходило в форме платы, отплаты, мести — никто и ничто не должно оставаться в долгу. Таким образом, вклады в Дельфийский храм, как и в другие храмы, коль скоро что-то просили у богов и поскольку их вообще почитали и желали ублажать, имели вполне естественный и традиционный характер. (Поэтому, когда некий филолог, выступавший по радиоканалу «Культура», говорит, что пифия брала за хорошие предсказания взятки, он тем самым обнаруживает только свое глубокое невежество в той области, которую ему полагалось бы знать; впрочем, мнимые объяснения, а в сущности опошление религиозных обычаев уже давно стало любимым занятием некоторых «культурологов» и «религиоведов»).

Под конец заметим, что обычаи вкладов сохранились и в христианстве, хотя мотивы вкладчиков и церковные толкования на этот счет как будто совсем не похожи на то, что практиковалось язычниками. Любопытно также, что отношение к предсказаниям как воздействиям на ход событий (на «судьбу») имеет место и поныне. Возможно не отдавая себе в этом отчета, с таким желанием и по сей день обращаются к гадателям, а духовенство старается отваживать от этого христиан, также опасаясь силы предсказаний нецерковных пророков, опять-таки не случайно приравниваемых к колдунам.

См. также: