Первая страница Карта сайта

Маленькое да удаленькое! — об одном пракультурном чувстве. Хорошо известен принцип: при экономичной передаче информации смысловая нагрузка на символ должна быть как можно больше. Применительно к литературе этот принцип проявляется при сравнении хороших стихов с прозой: обычно в стихах нагрузка на «символ» выше (речь идет, конечно, о качественной (ранговой), а не числовой оценке). В этой связи заметим, что школьников нередко заставляют излагать «проходимые» стихи своими словами, то есть убивают в них непосредственное восприятие стиха, подменяя его неуклюжим «объяснением».

Впрочем, это так, к слову. Теперь непосредственно по теме. У людей (не у всех, но у многих) всегда было и есть особенное отношение ко всему маленькому, однако концентрирующему в себе большое содержание, смысл. Маленькое, вобравшее в себя нечто многое, важное, инициирует удивление, любопытство, умиление, радость. Всегда вызывали интерес недоростки — карлики, пигмеи, «лилипуты». Гулливер неизменно популярен благодаря лилипутам. Ядовитый Свифт живописал страну малюсеньких человечков ради обличения глупости и пороков больших дядь и теть, но сегодня нас занимают не столько эти обличения, сколько сами человечки, особенно если в книжке есть картинки; не случайно книжка не раз экранизировалась. Детей не оторвешь от возни с игрушечными солдатиками, крошечными авто, паровозиками, кукольной утварью, говорящими малютками-роботами; дополнительное удивление стимулируют отображающие людей и животных (взрослых и детенышей) игрушечные фигурки с отчасти искаженными пропорциями. А как привлекательны, — нынче уж более в музеях, — подлинно изящные аристократические чашечки, блюдечки, щипчики, ложечки, ножички, а также миниатюрные портретики, медальоны, крестики, шкатулочки, колокольчики. Про украшения и камешки и говорить нечего. Несомненно, что марки, этикетки, монеты коллекционируют, не в последнюю очередь забавляясь их малостью и вместе с тем исторической и художественной многосмысленностью.

Присовокупим сюда также рыбок, насекомых. А вот еще буковки в книжке: взрослые люди редко вспоминают тот интерес, который занимает детей, когда они учатся читать и писать (к сожалению, это обычно делается так рутинно и настырно, что положительные ощущения вытесняются, а потому мы и забываем этот процесс). Сам по себе ребенок может вызывать симпатическое любопытство даже у посторонних людей только потому, что это вроде бы вполне человек, но маленький. Таково же отношение к детенышам животных.

Не думаем, что особенное отношение к маленькому можно объяснить чисто психологически. На наш взгляд, тут изрядно замешана пракультура, а она связывает человека с «космосом», с мирозданием (о чем уже приходилось писать). И в самом деле, не властвует ли маленькое над физическим миром (атомы, элементарные частицы), а вспомним роль одноклеточных и генов в биологии, причем и те, и эти при всей их микроскопичности, имеют огромное, буквально космическое, значение в устроении живого и неживого мира. Замечательно, что идея об атомах, положившая начало перевороту в химии, а затем в физике, так же как идея о генах, приведшая к бурному развитию генетики, пришла в голову умным людям до того, как атомы и гены были обнаружены экспериментально. Что свидетельствует о том, что истину и первооснову бытия заведомо искали в малом, а не в огромном. Эрнст Мах утверждал, что природа и мышление исходят из принципа экономии, — так, может быть, наличие такого общего принципа все объясняет?

См. также: