Первая страница Карта сайта

О пракультурном принципе равновесия и кое-что о коррупции. С. С. Аверинцев писал: «Этика язычества — это не этика свободного личностного выбора, а этика космического равновесия сил»; и далее: «Характерная для язычества „зависть богов”, настигающая всякое сверхобычное счастье, составляет квинтэссенцию этой неличностной этики: чтобы спасти равновесие, боги должны пресекать возможность избытка сил в каком-либо месте природного и человеческого космоса» (Философская энциклопедия. 1970. Т. 5. С. 611). Особенно опасна для космического равновесия пракультурная страсть к превосходству — поэтому и обуздывающий ее принцип равновесия тоже пракультурен.

«Этика космического равновесия сил» может быть продемонстрирована на множестве примеров, как в древности, так и сейчас, и в самых разных областях. Возьмем классическую в своем роде библейскую (ветхозаветную) заповедь «Око за око, зуб за зуб...» В ту эпоху она носила «прогрессивный» характер, поскольку упорядочивала отмщение, вводила его хоть в какое-то русло. «Русская правда» князя Ярослава в основном заполнена указаниями, как должен действовать пострадавший или его родня, или хозяин, и что они вправе требовать. Поскольку обидчиков в застенок тогда не сажали, они расплачивались за понесенный урон (моральный и материальный), как правило, определенным числом «гривен кун». В старину люди были уверены, что негодяя настигнет кара на этом или на том свете, но, увы, и добрые дела наказуемы — посему чрезмерно добрый человек редко бывает счастлив; язычники объясняли это завистью богов и людей, а христиане кознями дьявола. Кстати, о христианстве — в связи с обсуждаемой темой. Христос категорично выступал против языческой этики, а Моисеевы заповеди считал недостаточными. Он призывает любить врагов и благословлять проклинающих — какое уж тут равновесие! Месть целиком вменяется Богу — только Он может карать, а ежели эту миссию берет на себя государство, то потому, что, по словам апостола Павла, всякая власть от Бога, тем паче государственная. Вместе с тем, загробное наказание остается, а несчастным добрым людям обещаны в утешение милости в раю, — таким образом восстанавливается «космическое равновесие сил». Идущее из далекой древности судопроизводство основано на той же этике, правда, суды, как известно, только осуждают, но не награждают праведников — этим приходится рассчитывать только на Божью милость...

Любопытно, что этика равновесия легла в основу многих научных подходов. Например, в физике это видно в законах Ньютона (3-й закон), равновесные системы изучаются в термодинамике, в статистической теории теплоты Больцмана и т. д. В биологии, психологии и социологии — это, как кажется, всеобъясняющая схема «стимул — реакция», теория биогеоценозов. Экономические концепции рыночного обмена базируются на спонтанном стремлении к равновесию спроса и предложения.

Всякая конкретная работа, всякое дело должно быть конкретно оплачено. Таково господствующее убеждение, в древности и теперь, корни которого заключены в той же самой этике равновесия. Поэтому, если чиновник, откликаясь на чью-то просьбу (требование), удовлетворил ее, он должен за это соответственно затраченным усилиям что-то получить. Правда, тут есть оговорка: современный чиновник и в самом деле получает плату за свою деятельность, но не за каждое конкретное дело, а как бы за все вместе. Иными словами, такая плата не «сдельна», а повременна. Вот это обстоятельство — в глазах просителя и самого чиновника — затушевывает и как будто отменяет принцип равновесия. А это и служит основой для взяток, которые восстанавливают действие указанного принципа. А что если чиновника и в самом деле перевести на сдельщину? При этом расплачиваться с ним не обязательно будет проситель, — эту функцию может взять на себя государство. Конечно, будут и тут безобразия и нелепости: расценки могут рассчитать неверно; отчетность о деятельности сфальсифицировать; чтобы ускорить процесс, взятки все равно будут давать; не забудем, наконец, что, кроме того, люди дают взятки как бы вроде чаевых, — чтобы покрасоваться или потому, что так принято. И все же это какой-то путь борьбы с коррупцией. Что не исключает и других путей, среди которых главный, — это искоренение просительного, рабского отношения к государству.

На примере коррупции можно еще раз убедиться в поразительной живучести пракультурного наследия. Не случайно также и то, что по уровню коррумпированности первые места занимают страны, где еще сильны устои традиционных культур, в частности, некоторые африканские страны. В России тот же феномен объясняется, видимо, происхождением большинства населения из крестьянских слоев, и к тому же влиянием коренных нерусских народностей, с их уважением к самобытной старине.

См. также: