Первая страница Карта сайта

Открытая реальность, теневой мир и абсолютный мрак. Чувственно и умственно данная, открытая реальность полностью обусловлена окультуренным опытом и окультуренным разумом. Дерево, песчинка, электрон, звезда, воробей или синичка, как они нам открываются, не говоря уже о рукотворных предметах, это целиком культурные продукты. Все, что мы воспринимаем и худо-бедно понимаем, становится таковым, то есть воспринимаемым и понимаемым, благодаря тому, что соотносится с определенной культурой — в какой-то мере готовыми, пусть иногда и смутными, нечеткими понятиями, словами, запомненными вещественными ощущениями, представлениями, существующими внутри и вне нас образами.

Восприятие и понимание принадлежит столько же психике, сколько нашей телесности (подробнее см. «Генеалогию культуры и веры», глава 1). Пространство и время — такие же культурные данности, как и все остальное, о чем свидетельствует хотя бы различие в ощущении и понимании их в разные эпохи и у разных народов. Кроме того, надо иметь в виду, что культура далеко перешагивает пределы индивидуальной психики и телесности. Она, культура, внутри нашей индивидуальности и вне ее, а различается то, что внутри и вовне, пожалуй, лишь степенью устойчивости, постоянства и податливости нам. «Внешнее», как правило, это то, что мало зависит от нашей воли и, благодаря этому, мы его отличаем от того, что внутри нас. Причем, по поводу «внешнего» нам обычно легче договориться с другими людьми.

У плотно окультуренной реальности есть, однако, «теневая сторона», и более того — где-то в глубине ее сгущается абсолютный мрак. Сколько бы мы ни познавали, ни осваивали мир, вселенную, ее теневая сторона всегда останется , может, чуть уменьшится (если условно употребить псевдоколичественные категории), но до абсолютного мрака уму никогда не добраться. Когда говорят о мире познанном и еще не познанном, как бы ожидающем познания, то всегда говорят о чувственно и умственно данной реальности, пусть «данной» и в перспективе. Теневую сторону принципиально открытого нам бытия принято называть потусторонним миром, который, как многие полагают, служит пристанищем умерших и любимым жилищем особого рода существ, в том числе богов. Окультуриванием потустороннего мира занимаются, в основном, религии, собирающие и культурно перерабатывающие знания о потустороннем. Религиозные культуры обладают специфическими методами освоения такого знания. Религии в большой степени опираются на очень глубинные культурные слои, погруженные в пракультуру.

Область абсолютного мрака — это то, что мы бы назвали прапракультурой. Людей отделяет от нее пракультура и культура, в том числе религиозная. Человек не может напрямую соединяться с прапракультурой, так как такой контакт испепеляет, в лучшем случае сводит с ума. Только через мощные фильтры сначала пракультуры, а затем культуры — обычной и религиозной — люди и весь Космос получают витальную энергию прапракультуры. Что-то похожее есть в использовании электрической энергии: прямой контакт с ней убивает, но она безопасна и приносит пользу, будучи пропущена через посредников — различные приборы и машины. Религиозные культуры указывают, как прибегать к иномирным посредникам — божествам. Языческие боги, особенно их первые поколения, например божества земли, были первым культурным, а отчасти и пракультурным слоем, предохранявшим людей от страшных прапракультурных сил и передававшим людям некую толику от этих сил. Затем появились следующие поколения богов, более удаленные от прапракультуры. Но в конце концов борьба поколений богов и местных богов сгубила их.

Библейский Бог занимает особое место в божественном и человеческом мире: обладая огромной проникновенной мощью, Он не нуждается в многоступенчатом божественном мире, даже в культуре, свободно погружаясь в абсолютный мрак и так же свободно появляясь в космическом и человеческом мире. Это не благая фантазия, а свидетельство христианских пророков, мистиков и молитвенников (и не только христианских).

Множество слоев пракультуры, начиная с ее фундамента — прапракультуры, а затем и культурные слои, миры теневой и явленный в действительности не отделены резко друг от друга, а переходят один в другой непрерывно. Представление о резкой разделенности здешнего и потустороннего миров было выработано довольно поздно в связи с теми добровольными ограничениями на познание, которые приняла современная наука, — на потустороннее она принципиально не посягает. Ограничение познания лишь сферой открытой реальности поддерживается и обыденным квазинаучным сознанием. Прочие сферы бытия в ведении религий и паранаук. В таком нынешнем «разделении функций» есть положительные моменты, избавляющие наконец от многовековой борьбы науки и религии. Но вряд ли это перемирие будет вечным — ведь подлинное бытие, открытое и теневое, едино...

См. также: