Первая страница Карта сайта

Об источнике пророчеств. Первое условие пророчества — это оттеснение текущего сознания и блокирование сиюминутных чувств. Иными словами, прежде всего пророк должен обрести «хранение ума» и «бесстрастие» (на чем настаивают, в частности, и христианские подвижники). Состояния подобного рода достигаются разными способами. Наиболее известные: длительное голодание или пощение, ритуальный танец, подлинное покаяние, мучение, вино, сон, медитация, молитва. Второе условие, доступное далеко не всем, — это привлечение к пророческому постижению божеств (у язычников) или Бога (у последователей монотеистических религий). Достоверность полученных таким образом пророчеств зависит от воли того, к кому обращаются за помощью, и, конечно, от самого пророчествующего — от его способности выполнить первое условие и связаться с нужным адресатом в потустороннем мире.

Что же происходит? Разумеется, наше объяснение не более чем правдоподобное предположение, основанное, впрочем, не столько на нашем воображении или умственных упражнениях, сколько на различных свидетельствах. Итак — что же происходит? Как мы уже писали (см., в частности, «Открытая реальность, теневой мир и абсолютный мрак», а также «Генеалогия культуры и веры», глава 4), религиозные системы, в разной степени, исключительно прикосновенны к глубинным источникам витальной энергии, то есть к пракультуре. Когда-то это было воспринято как непреложный факт, и отсюда приписывание божествам способности давать людям необходимый им «хлеб насущный» (воздействие божеств на нечеловеческий мир обусловлено тем, что весь мир почитался в качестве живого). Также и согласно библейской традиции, от Бога — все; Христос говорит: «Без Мене не можете творити ничесоже»). Приверженцы библейской традиции понимания Бога прямо утверждают, что Бог есть непосредственный источник жизни (что видно хотя бы из эпизода сотворения Адама).

Доступ к пракультуре — через богов или Бога — как раз и открывает пророку «начала и концы». Так как именно в кипящих страстях пракультуры завязываются исторические судьбы народов и космические судьбы вселенной. Прозрение пракультурных страстей, их урчаний, всплесков, извержений позволяет пророку вещать о тех судьбах. К счастью, не все зависит от того, что творится в пракультурном котле, — разнузданность страстей, глухая и слепая ко всякой мере хаотическая стихия укрощается божественной уздой и всей остальной культурой. Потому вселенная еще не провалилась в тартарары, а человеческий род продолжает свою историю. Отсюда также понятно, что знающий свое дело пророк не слишком увлекается пракультурной ворожбой, а еще слушает божественные голоса. Наверное, таковыми были дельфийские пифии, сивиллы, пророки древнего Израиля и Востока и христианские пророки.

В пракультуру силятся заглянуть не только пророки, но писатели, поэты, композиторы, художники. Некоторые из них не отделяли свое творчество от пророческой миссии, к примеру, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Цветаева, Скрябин, Блок, Андрей Тарковский, наконец, несравненный Тютчев:

О, страшных песен сих не пой
Про древний хаос, про родимый!
Как жадно мир души ночной
Внимает повести любимой!
Из смертной рвется он груди,
Он с беспредельным жаждет слиться!
О, бурь заснувших не буди —
Под ними хаос шевелится!..

Возможно, что колдуны и гадатели тоже занимаются чем-то похожим.

См. также: