Первая страница Карта сайта

Пракультурные дивертисменты. Многие, хотя и далеко не все, осознают, что немало рождающихся в нас мыслей, чувств, настроений, как и совершаемых нами поступков, обусловлены не волей, не продуманной логикой или расчетом, а какими-то скрытыми от нас импульсами, влечениями, да и не разберешь чем. На заре христианства апостол Павел писал: «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (К римлянам, 7; 15). Испокон веков люди стараются обнаружить скрытые, повелевающие ими, силы. Они стараются сами себя разоблачить, — но для этого надо иметь смелость, которая пришла к людям не сразу. Скажем, тот же Павел усматривал причину в том, что он называл грехом. Задолго до этого ее полагали в колдовстве, духах, божествах. Христианство разрешило эту загадку по-своему: что-то от Бога, что-то от бесов, что-то от самого человека. Начиная примерно с 18 века, некоторые философы и ученые упорно пытаются возложить ответственность за наши мысли, чувства и поступки на «среду», на экономику, культуру, социум; другие почти исключительно на нас самих. Значительный рывок на этом поприще осуществили З. Фрейд и К. Г. Юнг и их явные и неявные последователи. Великая заслуга этого направления не только в познании ранее неизвестных явлений, но и в психиатрической терапии, во всяком случае, в попытках дать людям возможность избавляться от некоторых спонтанных влияний и связанных с ними негативных эмоций. Дело в том, что наличие в нашей психике чего-то важного, но недоступного пониманию, неведомого нам самим, порождает страхи, подавленность, неуверенность, неврозы, — и это многим из нас очень мешает жить — вот тут-то и нужна терапия...

Открытие и исследование того, что мы называем пракультурой, находится в параллельном русле. Пракультурные стимулы присутствуют не только в психике, но и во всех сферах человеческого мира, и даже могут быть обнаружены в устроении Вселенной. Ими в значительной мере движется индивидуальная и общественная жизнь, история и повседневность. Среди выявленных пракультурных стимулов (установок, стремлений, влечений и страстей) мы почти не увидим чего-то такого, что когда-то и кем-то не было замечено в качестве явления, факта. Однако масштаб их влияния, как правило, недооценивался, а некоторых из них переоценивался. Что же касается их удивительных взаимосвязей, то они в большинстве случаев вообще ранее не были известны. Не исключено, что и в открытии пракультуры, и в осознании ее роли и воздействий, также заключен терапевтический эффект: понимание того, что с нами происходит и почему происходит, должно если не полностью, то хотя бы отчасти, притушить наши страхи и фобии, которыми так обильно нашпигован человек.

В этой связи небезынтересно было бы взглянуть на наиболее характерные фобии и страхи, бытующие в нашем обществе. Дабы не утомлять читателя сухими рассуждениями, далее мы продемонстрируем их не в научной, а образной форме, с неизбежной усмешкой иронии, — и чего только мы там не найдем: грозных предков, наглых, но и посрамляемых иноземцев, заговоры и небесные знамения, привидения, убийственный климат, нечистую силу, паукообразных чудищ, конец света и т. д...

«Праматерей капканистые очи из тьмы веков по-прежнему глядят...»

На склоне лет решился я взглянуть
В провалы бытия,
И на меня наплыла жуть —
Стоокая Змея.

Я отвратился весь,
Но некуда бежать:
Она и там, и здесь —
О, боже, — это мать!

Там, где нашему раздолье, ненашему позор

Пошли раз девицы грибы собирать,
И вдруг перед ними ненашенский тать!
Одну из девиц иностранец поймал,
Возился с ней долго, но так и не взял,
Изрядно помял, но потом отпустил,
Поскольку нехватка случилася сил.
И тот иностранец с позора запил!

Ой, спасите!

Из чащоб лесного страха
Некто, взгляд свой не тая,
На меня повеял мраком
Ночи среди бела дня.

«Гляжу я на нэбо, тай думку гадаю»

Сложились звезды в пасть драконью.
И серп рогатый надо лбом.
О, времена, — запахло кровью!
В опасности наш общий дом!

«К нам явился ревизор»

Дед умерший нам явился
И мгновенно вдруг исчез.
Пес дворовый вдруг озлился.
Кто-то близко затаился —
То ли зверь, а то ли бес.

«И шли они от Дуная на север» (Нестор)

Холод злобой дышит в окна.
Как ужасен этот край!
А ведь шли мы издалека,
Чтоб найти заветный рай!

«Безумству храбрых поем мы песню...»

Горбоносая старуха
с костяной хромой ногой
все колдует, все колдует
над родимою землей.
А косматые чертяки,
как бездомные собаки,
воют, лают на луну.
Ну, а нам ничто не страшно,
не бывать нам в полону!

Как в страшном сне

В далекой стране африканской,
Где красна земля от жары,
Живет паучище гигантский —
Уродец природной игры.

И что бы там ни было — птицы,
Иль черви, иль сам человек, —
В нем жадность не знает границы:
Сжирает от пят и до век.

Особенно любит обжора
Глотать голубые глаза,
Запасливо прячет их в нору,
И светится в ней бирюза.

Схоронен паучьей норою
И мой голубеющий глаз.
Второй же покрылся корою,
И вскоре навеки угас.

Русский апокалипсис

Когда отключился любимый канал,
Я тайную радость в душе испытал.
Когда прекратило работу метро,
Почувствовал я, что мне все равно...
Весь год над Россией стояла жара,
Деревья чернели и тлела кора,
И я, полон счастья, воскликнул: ура!
Когда ж начался всероссийский потоп,
Я с нежной улыбкой засунулся в гроб!

Бойтесь!

Бойтесь ложных корелляций,
Депортация, иммиграций,
Эмиграций, симуляций.
Бойтесь также имитаций,
Констатаций, коннотаций
И к тому же констелляций.
Бойтесь также нарративов,
Подсознательных мотивов,
Всяческих паллиативов.
Бойтесь девочек красивых,
Бойтесь бабушек спесивых.
Бойтесь также рыжих, сивых,
И развратных, и стыдливых,
Злых и гордых, и слезливых.
И, поверьте, всех на свете
Замечательней, прекрасней,
Всех страшнее и опасней
Очень маленькие дети,
Очень маленькие дети...

См. также: