Первая страница Карта сайта

Район Borgo

Район Borgo (нем. Burg — крепость) является предместьем или «вестибюлем» Ватикана и простирается от площади Св. Петра до Замка Святого Ангела. Этот самый молодой из 14-ти исторических, издревле сложившихся районов Рима выделился в самостоятельную единицу в 1586 г., при Сиксте V, и тогда же получил позаимствовавший папские геральдические символы собственный герб, впоследствии частично измененный и ныне представляющий собой лежащего золотого льва с тремя горами перед ним и серебряной звездой на красном фоне.

Герб района Борго

Первоначально лев опирался на твердыню наподобие ларца и ему сопутствовала латинская надпись — «бдительный страж священной казны», указывающая на главную сакральную функцию этого места, приданную ему Сикстом V, — хранение папских сокровищ и архивов в специально приспособленном для этой цели Замке Св. Ангела.

Из сооружений дохристианской эпохи в указанной зоне, уже тогда приобретшей известность как Ager Vaticanus, остался лишь мавзолей Адриана, соединенный с центром города великолепным мостом.

Однако подлинная, ни с чем не соизмеримая слава пришла в эти края с наступлением новой христианской эры, когда здешняя земля оказалась освященной мученичеством св. Петра и кровью первохристиан. После возведения на могиле апостола первой Константиновской базилики это место сделалось путеводным маяком, светившим сквозь череду сменяющихся разорительных набегов, смут и опустошений ранних веков бессчетному числу паломников, стекавшихся сюда со всего света на поклонение святым мощам мучеников.

Вид на площадь Св. Петра c лестницы, ведущей к церкви Свв. Михаила и Магна (Santi Michele e Magno)

С течением времени, для обеспечения верующих кровом и удовлетворения всевозможных их нужд, в округе начали выстраиваться гостиницы и постоялые дворы, монастыри и благотворительные учреждения, харчевни, лавки, мастерские и прочие необходимые службы. Странствующие богомольцы объединялись по национальному признаку: так когда-то возникли общины саксов, фризов, франков и лангобардов, а в дальнейшем венгров, армян, абиссинцев и проч. Общины постепенно обрастали поселениями-слободами, где каждая имела свое церковное здание с приютом, лечебницей, а иногда и собственным кладбищем.

В период раннего средневековья Ватиканская зона была недостаточно защищена по периметру, что не замедлило обнаружиться в виде разрушительных вторжений вестготов и вандалов, а затем сарацинов. Папами неоднократно предпринимались попытки создания фортификационных сооружений, использовавших и бывший мавзолей, для защиты апостольской столицы. Впечатляющим итогом такого рода усилий явилась, названная в честь ее основателя Льва IV в сер. IX в., Citta’ Leonina — окруженная мощной оборонительной стеной территория вокруг Ватиканского собора, превратившаяся в город-крепость.

Пришедшая в полный упадок за 70-летний период запустения, Citta’ Leonina, по возвращении пап из «авиньонского пленения», была заново отстроена в нач. XV в., и с тех пор папская резиденция и прилегающая к ней область сделались предметом неустанного внимания и энергичной заботы со стороны Святого Престола.

В период между XVI и XVII вв. эта местность, помимо расцветших здесь в изобилии пышных дворцов и зданий религиозных конгрегаций и орденов, пополнилась многочисленными жилищами мелких торговцев и ремесленников, чья профессиональная деятельность была связана со строящейся новой базиликой.

Архитектурный облик района, сложившийся в понтификат Сикста V в результате реализации плана Доменико Фонтана, просуществовал, оставаясь практически неизменным, вплоть до 1870 г., когда, с присоединением Рима к итальянскому государству, начались неизбежные преобразования. Именно жители Борго высказались на референдуме за выделение Ватикана вкупе с собором Св. Петра в экстерриториальную зону.

На конец XIX в. приходятся первые сносы исторических сооружений в районе, но самое решительное и беспощадное его переустройство развернулось в 20-30-х гг. прошлого века, когда для обеспечения наилучшего обзора и скоростного доступа к собору была проложена широкая магистраль — via della Conciliazione (Примирения). Взрезавшая живую ткань города, она стерла с лица земли множество словно нарочно созданных для неспешно-благочестивого продвижения путника петлистых улочек и одаривающих его гостеприимным уютом площадей, исподволь подготавливавших его к внезапно распахивающемуся перед ним ослепительному зрелищу вожделенной цели — площади с собором Св. Петра.

Собор Святого Петра

Первый маршрут: от площади Porta Cavalleggeri до Ponte Vittorio

Эти древние ворота, ныне Porta Cavalleggeri, обнаруженные в процессе реконструкции стены Citta’ Leoninа в сер. XV в., открывали некогда проход в предместье Борго.

Происхождение названия выдает помещенный слева от рустованной арки ворот фонтан сер. XVI в. в форме саркофага, увенчанный гербами нескольких понтификов и предназначенный для общественного пользования, а также служивший поилкой для лошадей корпуса легкой кавалерии — папской конной гвардии, чьи казармы с конца XV в. до 1923 г. размещались поблизости, на piazza del Sant’Uffizio, в здании бывшего оратория VIII века, возведенного вблизи кладбища пилигримов.

Минуя здание Sant’Uffizio, бывшее местопребыванием Св. Инквизиции, и Коллегиум Августинцев с современной церковью Св. Моники (№ 8), мы попадаем на улицу Paolo VI, где расположен Институт Maria Bambina, занимающий здание, самая древняя часть которого, выходящая на правую сторону улицы, принадлежала дворцу XIII века.

Подъем к церкви Свв. Михаила и Магна (Santi Michele e Magno)

Святая Лестница (Scala Santa)

С площади Alicorni подымается крутая лестница под аркой (№ 41), ведущая во дворик стариннейшей церкви Santi Michele e Magno, основанной в VIII-IX вв. германо-голландской колонией фризов. Другая крутая лестница обнаруживается в глубине ее левого нефа и это т. н. Scala Santa с 33-ю ступенями, подобная той, широко известной, что находится вблизи Латеранской базилики и которую благочестие предписывает верующим преодолевать на коленях. Вход на нее, с улицы Borgo Santo Spirito (№ 16), оформлен нарядным порталом XVII в. с надписью и иконой Спасителя в терновом венце. Во времена позднего средневековья подземелья церкви служили местом захоронений (по другим версиям, здесь погребали фризов, претерпевших мученичество за веру): до сер. XVIII в. на полу были заметны три каменные плиты, прикрывавшие отверстия, через которые тела умерших спускали вниз. Не мешает обратить взгляд на хоры, где установлен орган XVIII в. с механической трактурой, взятый из собора Св. Петра.

На улицу Borgo Santo Spirito выходит средневековая абсида и виднеется колокольня другой церкви — San Lorenzo in Piscibus (взявшей название от рыбного рынка), куда можно попасть снизу, с via Pfeiffer (№ 24). Эта церковь, самое древнее упоминание о которой относится к сер. XII в., — одно из немногих строений, пусть и утесненных, но уцелевших при прокладке via della Conciliazione, и то лишь благодаря активному вмешательству общественности и заступничеству папы. Церковь посвящена одному из наиболее чтимых святых, имеющему в Риме несколько культовых мест — дьякону-мученику III в. Лаврентию, пострадавшему за то, что он отказался предоставить церковные ценности императору-язычнику и вместо этого раздал их беднякам.

Неожиданностью будет увидеть на редкость скупой интерьер, лишенный каких-либо прикрас: стены кирпичной кладки и алтарь в виде мраморного блока цилиндрической формы.

Название улицы Penitenzieri дает повод упомянуть о любопытном явлении. Речь идет о священниках-исповедниках, обитавших в ближайшем Palazzo della Rovere на via della Conciliazione, которые имели «присутственные места» в четырех главных базиликах города и были наделены особым правом отпускать некоторые грехи верующим без исповеди, одним прикосновением к ним длинной тростинкой.

Сплошные корпуса зданий вдоль правой стороны улицы включают в себя комплекс построек XVI в., принадлежащий Ордену иезуитов, доступ к которому открывается через три портала. Один из них (№ 20) ведет к Вилле Барберини (б. Casino della Palma), присоединенной в сер. XIX в. посредством висячего коридора к зданию психиатрической клиники Santa Maria della Pieta’ на улице Lungara, смежному с Ospedale (больницей) di Santo Spirito. Построенное в сер. XVI в. испанской общиной, это заведение предназначалось первоначально для пилигримов и бездомных, массово появляющихся в городе в виду юбилейного года; в качестве психиатрической клиники оно функционировало до 1978 года.

Porta Santo Spirito — монументальная арка входа в Ватикан, открывающаяся в перспективе улицы, была возведена в сер. XVI в. на месте бывшей здесь когда-то южной границы Citta’ Leonina в силу необходимости поновления защитных сооружений после продемонстрировавшего их слабость разорения Рима наемниками Карла V в 1527 году (т. н. Sacco di Roma). Арка осталась незавершенной, а нынче пришла в явно плачевное состояние.

Вернувшись на via dei Penitenzieri, остановимся на минутку у портала дома № 13 — Conservatorio di S. Tecla (св. Феклы, ученицы ап. Павла), являющегося крылом больничного комплекса Santo Spirito. Это отделение было построено в XVII в. специально как убежище для бедных девушек и одиноких старых дев, о чем поведано в надписи над аркой портала.

Последний участок улицы занимает боковая часть церкви Santo Spirito in Sassia (в Саксонском подворье) XV в., лицевым фасадом обращенной на площадь Ildebrando Gregori (бенедиктинского аббата и главы конгрегации). Кровно связанная с соседней больницей, церковь, делившая с ней славу и невзгоды, тоже имеет длинную и полную сложных перипетий историю.

Памятная надпись о наводнении 1598 года

Вначале это была посвященная Деве Марии часовня, которую король саксов Ине, скончавшийся во время паломничества в Риме в VIII в., возвел для организованной им общины своих транзитных соотечественников. Страдавшая от пожаров и разграблений сарацинами, а потом германцами, церковь не раз отстраивалась заново. Около 1200 г. папа Иннокентий III отвел ее только что образованному госпитальному Ордену Св. Духа, позднее трансформированному в Ospedale di Santo Spirito — одну из первых в Европе больниц. В дальнейшем церковь еще дважды реконструировалась, пока не подверглась почти тотальному разрушению во время Sacco di Roma 1527 г., за чем последовали новые восстановительные и преобразовательные работы, завершившиеся при Сиксте V к концу XVI века.

С этой церковью была сопряжена важная религиозная традиция: каждый год, в воскресенье, следующее за октавой Епифании (8-дневный период после Богоявления), из собора Св. Петра, сопровождаемая торжественной процессией, выносилась святыня — «плат Вероники» («Нерукотворный Образ Иисуса Христа») и доставлялась в церковь Santo Spirito, где служилась папская месса, присутствие на которой гарантировало верующим полное отпущение грехов, и щедро раздавалась милостыня. Эта церемония чествования была почетной привилегией, которой больница обладала с 1208 года.

Рядом, справа от церкви (Borgo di Santo Spirito, № 3) находится относящееся к сер. XVI в. Palazzo del Commendatore, обязанное своим существованием разделению сфер деятельности по управлению больницей между настоятелем, чьему попечению вверялась монашеская братия, и светским администратором, чьей резиденцией и являлся этот дворец.

Грациозный фонтан нач. XVII в. во внутреннем дворе, увенчанный изображениями орла и дракона с герба Павла V Боргезе, снабдившего Ватикан водой Acqua Alsietina, перекочевал сюда в качестве подарка от входа в Ватиканский дворец.

Внутренний двор палаццо Командора

Но подлинной жемчужиной в убранстве двора являются изысканно-барочные часы в металлическом ажурном обрамлении с надвершием в виде кардинальской шапочки и оригинальной особенностью: их циферблат, обвитый змеей, кусающей свой хвост (символ вечности), разделен римскими цифрами на шесть часов, а единственной стрелкой служит бронзовая ящерица (саламандра).

Циферблат из 12-ти цифр был введен в Риме после Французской революции, однако часы появились здесь в 1827 г., при папе Пие VII, придерживавшемся старинной системы, с приноровленным к ней исчислением церковного времени, когда новый день начинался после заката солнца; новая же, французская, система окончательно привилась лишь спустя два десятка лет. В Риме доселе сохранилось несколько часов «alla romana»: на Ватиканской базилике, церквах S. Agnese in Agone (Piazza Navona), S. Maria in Montеsanto (Piazza del Popolo), Trinita’ dei Monti, S. Maria dell’Orto в Трастевере, на палаццо Квиринала и Римском коллегиуме (Collegio Romano).

Полюбоваться часами во дворе Palazzo del Commendatore удастся только в будние дни; между тем, еще один диковинный циферблат из шести цифр можно обнаружить совсем неподалеку — на сей раз у солнечных, утонченного рисунка, стенных часов во дворе Hotel Columbus, занимающего часть палаццо Penitenzieri (via di Borgo Santo Spirito, № 73).

Двор Отеля Колумбус

Солнечные часы

Внутренние его помещения богато украшены и одно из них — Sala del Cоmmendatore — содержит курьезную деталь: на стене, смежной с больничными палатами Corsia Sistina, имеется маленькое окошечко, позволявшее управляющему незаметно наблюдать за работой персонала. Залы палаццо заняты сейчас административными службами, библиотекой и любопытнейшим музеем, который стоит посетить — Museo Storico dell’Arte Sanitaria.

Дело в том, что со времен средневековья больницу окружало скопище вспомогательных аптечных заведений, где госпитальные братья изготовляли всевозможные лекарственные препараты и снадобья: ароматические вещества, разного рода настойки, микстуры, эликсиры, а также мази для заживления застарелых язв и гнойных ран, столь необходимые для типичных обитателей этой больницы.

Продукция старинных кустарных производств и послужила в дальнейшем основой музейной экспозиции. Здесь можно увидеть, например, виртуозной работы деревянную мельницу для измельчения коры хинного дерева и получения могучего антималярийного средства, сделавшегося доступным в Европе благодаря иезуитам, вывезшим его из Китая и Перу. В коллекции музея — вотивные предметы греков, этрусков и римлян, одна из самых древних карет «скорой помощи», хирургические инструменты разных эпох и народов, колодки, использовавшиеся в XVI в. для буйных пациентов и многое другое. К числу особенно экзотических экспонатов относится большой шприц, который, в случае осложненной и чреватой выкидышем беременности, заполняли освященной водой и спринцевали ею плод в материнской утробе, осуществляя тем самым как бы его заочное крещение.

Что касается самой больницы (Ospedale), составляющей часть единого комплекса вкупе с церковью и резиденцией управляющего, то в ее истории, уже вкратце упомянутой, имеется немало занимательных подробностей.

После страшного пожара в Борго (запечатленного на знаменитой ватиканской фреске Рафаэля) и набега сарацинов в IX в. больница отстраивалась несколько раз вплоть до 1167 г., когда после опустошительных разорений, учиненных Фридрихом Барбароссой, от поселения саксонцев остались одни руины. К началу XIII в. по распоряжению Иннокентия III было возведено новое здание больницы, предназначенной не только для излечения больных, но и для призрения бедняков и престарелых, а также для приема подкидышей. Согласно легенде, к последнему решению понтифика побудило некое видение, в котором ему пригрезилось несомое рекой сонмище трупиков утопленных родителями нежеланных младенцев.

С левой стороны от представительного входа с Borgo Santo Spirito обращает на себя внимание небольшой каменный выступ с зарешеченным окошечком с отверстием — это т. н. «колесо подкидышей», приемник для новорожденных младенцев, а рядом с ним ящик с щелью для подаяний на их содержание.

«Колесо подкидышей»

Незадачливая мать просовывала ребенка через отверстие в полый вращающийся деревянный цилиндр, поворотом отправляла его во внутренние покои и удалялась; извещенный о появлении подкидыша колокольчиком, являлся персонал — таким образом обеспечивалась полная анонимность. Приспособления, подобные этому — первому в таком роде и использовавшемуся еще в XIX в., были повсеместно широко распространены и имелись при медицинских учреждениях, находящихся под патронажем Церкви, религиозных организациях и монастырях. Сейчас в разных странах на смену старинным конструкциям пришли современные — т. н. «бэби-боксы».

Первым делом сестры омывали новоприбывшего теплым вином и затем наносили ему на левую ногу метку в виде двойного креста (гербом больницы является двойной крест с парящим над ним голубем — символом Св. Духа), тем самым регистрируя его как очередное «дитя приюта», но по сути как «незаконнорожденного». Иногда найденышей выставляли в окошечке для желающих их усыновить.

Оставшиеся на попечении больницы мальчики содержались здесь до 21-го года, после чего могли самостоятельно распоряжаться своей жизнью. Жизнь девочек устроить было сложнее. Их воспитанием и обучением женскими ремеслами занималась монастырская школа — Conservatorio di S. Tecla, предоставлявшая им по достижении брачного возраста также возможность выйти замуж: для этого три раза в год воспитанницы, в сопровождении духовенства и охраняемые папской швейцарской гвардией, принимали участие в пышных шествиях, двигавшихся от церкви Santo Spirito к собору Св. Петра. Приглянувшимся девицам кавалеры вручали букетики цветов, а в случае серьезных намерений отправлялись к управляющему больницей испрашивать разрешения на брак. Если он соглашался, девицу снабжали приданым и выдавали замуж.

В 1511 г. бывший проездом в Риме Мартин Лютер посетил больницу, высоко отозвался о ее устройстве, но подивился количеству подброшенных детей и даже заподозрил, что среди них были незаконные отпрыски папы...

Стены знаменитой больницы видели также Леонардо да Винчи, который брал здесь уроки анатомии.

Следующее здание, выходящее на набережную lungotevere Vaticano и тоже имевшее отношение к больничному комплексу — ораторий S. Maria Annunziata (Благовещения Девы Марии), основанный в сер. XVIII в. старинным Братством Св. Духа, состоящим из мирян, в чьи обязанности входил уход за больными и погребение умерших. Интересно, что здание первоначально располагалось в другом месте, здесь же оно было скрупулезно восстановлено в прежних формах и с прежним убранством после того, как вместе с целым кварталом других домов подпало под снос в 1940 г., при прокладке via della Conciliazione. Такая судьба, как мы увидим в дальнейшем, постигла немало сооружений.

Прямо перед ораторием открывается вид на мост Vittorio Emanuele II, современной конструкции, — конечный пункт нашего маршрута.

Второй маршрут: от Замка Св. Ангела до собора Св. Петра

Лежащий в означенных пределах квартал, издревле составляющий т. н. «хребет Борго», в наибольшей степени пострадал в ходе муссолиниевской перепланировки города в 30-х гг. XX века.

Гигантская туша мавзолея Адриана, до начала III в. служившего гробницей императоров, а затем включенного в цепь построенных Аврелианом городских стен и использовавшегося в военных и стратегических целях, и после преобразования мавзолея в Замок Св. Ангела продолжала выполнять функцию оборонительного сооружения, став аванпостом апостольской столицы.

Участок Аврелианской стены

Замок Св. Ангела

Соединенный в средние века укрепленным крытым коридором (Passetto) с базиликой Св. Петра, замок являлся нерушимой твердыней, главной опорой и символом папской власти. В XIV в. замок подвергся серии реконструкций и часть его была превращена в узилище. В последующие времена он продолжал обрастать бастионами и крепостными стенами, будучи предметом особенной заботы со стороны понтификов.

В эпоху Возрождения во время празднеств замок становился ареной прославившихся на всю Европу фейерверков, изобретенных Микеланджело и усовершенствованных Бернини (недавно эта традиция была возобновлена в день свв. Петра и Павла).

В сер. XVIII в. в нижней его части была сконструирована капелла для узников, приговоренных к казни, которая осуществлялась тут же во дворе. Среди немалого числа знаменитых заключенных, большей частью политических, назовем лишь тех, кто упоминался на страницах путеводителя, — Джордано Бруно, графа Калиостро и Бенвенуто Челлини, едва ли не единственного, кому удался побег. Последнюю страницу в тюремную летопись замка вписали патриоты Рисорджименто, боровшиеся за объединение Италии, многим из которых это стоило жизни. После 1870 г. здание было реконструировано и приобрело современные очертания.

Добавим к описанию еще пару штрихов.

Готовя себе место вечного упокоения, литературно одаренный Публий Элий Адриан позаботился и об эпитафии, которая у него вылилась в прелестные строки, в переводе с латыни звучащие так: «Душа-невеличка, странница милая, / бренного тела гостья и спутница, / ныне ты сходишь в долины унылые, / тусклых теней обиталища голые, / где не к кому более тебе приголубиться...» (нам было трудно отказать себе в удовольствии предложить собственную версию перевода).

Мало кто пристально рассматривает представительный герб над входом в замок, занимающий на фасаде центральное положение, вроде циклопического ока, но помещенный на большой высоте. Герб принадлежит папе Александру VI Борджа, а между тем все родовые знаки отличия с него стерты, и не под воздействием времени, а преднамеренно — во время оккупации Рима солдатами наполеоновской армии, удалявшими со зданий любые символы папской власти.

И уж коль скоро мы оказались рядом с замком, было бы непростительно пропустить одно занятное местечко, даже если для этого придется отклониться от нашего маршрута и чуть выйти за границы района. На ближайшей набережной lungotevere Prati, в чудной по красоте церкви Sacro Cuore del Suffragio (Заупокойного поминовения), прозванной «маленьким миланским собором», в сакрестии припрятана настоящая диковина — Музей душ чистилища. Здесь усердием местного священника, сподобившегося некоего видения, были собраны редчайшие «свидетельства» — материализованные знаки, подаваемые живущим со стороны их умерших родственников в качестве просьбы молиться о вызволении их душ из чистилища.

Слева от замка расположена площадь Иоанна XXIII, чей понтификат, длившийся неполных пять лет, оказался одним из наиболее значительных в современную эпоху. Именно он открыл в 1962 г. II Ватиканский собор, ознаменовавший начало новой эры в истории Церкви; кончину «доброго пастыря» оплакивали во всем мире (27 апреля 2014 г. Иоанн XXIII был причислен к лику святых).

В том же 1962 г. среди деревьев, на одной линии с замком, был воздвигнут монумент св. Екатерине Сиенской, покровительнице Италии, много посодействовавшей, как и св. Бригитта в свое время, возвращению папы из Авиньона в Рим. Святая изображена так, как она обыкновенно отправлялась на ежедневное поклонение к могиле св. Петра. Каждый год 29 апреля у памятника совершается чествование святой с обильным подношением цветов (Omaggio floreale).

Прежде чем ступить на via della Conciliazione, дадим несколько исторических пояснений.

До реконструкции района к собору Cв. Петра вели две улицы: слева Borgo Vecchio (Старая) и справа Borgo Nuovo, ограничивая собой с обеих сторон неширокий жилой массив, получивший название «хребта» («spina di Borgo»), который прерывался двумя площадями: одной в центре (пл. Scossacavalli) и другой в конце, где сейчас площадь Пия XII.

Улица Borgo Vecchio была известна в древности как Дорога Мучеников, ибо в этих местах, согласно церковным преданиям, приняло смерть за веру множество первохристиан. На улицу выходили фасады нескольких церквей и дворцовых зданий, некоторые из которых удалось воссоздать вдоль новой магистрали. Здесь была и своя святыня — чудотворная икона Божией Матери Целительницы (Madonna della Salute), избавляющей от всех болезней. В числе местных достопримечательностей имелась и такая: незамысловатый и по-своему избирательный народный фольклор донес до нас байку о неджентльменских манерах хозяина здешнего кабачка, чье заведение было окрещено, в оповещение всего честного люда, «У сморкача».

Площадь Scossacavalli за всю историю своего существования сменила несколько названий, служа горделивой вывеской сменяющимся владельцам близлежащих хором — большей частью порфироносцам. Одно время она именовалась площадью «Посошка», восславив неизменного спутника пилигримов, а также расторопных лавочников, спроворивших торговлю этим, столь необходимым для паломника, предметом с характерной кривой рукояткой для опоры; то же имя носил и постоялый двор.

Касательно возникновения топонима «Scossacavalli» имеются разные предположения. Иногда его связывают с древней легендой, которая повествует о том, что лошади, тащившие тяжелую повозку с двумя драгоценными реликвиями, пожалованными императрицей Еленой собору Св. Петра, — камнем, на котором Авраам готовился принести в жертву Исаака, и другим, послужившим ложем Младенцу Иисусу в храме на Сретение, — неожиданно заупрямились и стали на этом самом месте, несмотря на щедро сыпавшиеся на них удары (scossi) кнута. Такое явление — излюбленная пища преданий — было расценено как знамение. Более правдоподобным кажется выведение этого названия из специального термина, которым в архитектуре называется бастион, напоминающий силуэтом лошадиную ляжку (coxa).

Среди строений, подпавших под разрушение «неумолимой киркой», оказалась церковь Св. Иакова, не удостоившаяся хлопот, сопряженных с ее перемещением и восстановлением. А ведь именно она, сначала в виде маленькой часовни, сподобилась чести принять на указанном свыше месте святые реликвии и хранить их в память о чудесном событии — так, по крайней мере, гласит предание, настаивая на древнейших ее истоках. Претерпев различные метаморфозы, церковь в XVI в. стала местопребыванием Братства Св. Даров, которое заказало Антонио да Сангалло Младшему реконструкцию здания.

Площадь украшали: один из самых красивых римских фонтанов, перенесенный в дальнейшем на площадь Sant’Andrea della Valle, и два маленьких, с эмблемой Боргезе, размещенные сейчас вдоль via della Conciliazione.

Параллельно Borgo Vecchio шла Borgo Nuovo, прозывавшаяся в старину и via Recta, и via Pontificalis, ибо служила частью пути, по которому следовали в Латеран только что избранные понтифики, и, наконец, via Aleхandrina, в честь Александра VI, занимавшегося ее благоустройством. Городской анекдот сообщает, что сей понтифик вскоре после ее наречения организовал редкостное и скандальное состязание — бега блудниц, чей маршрут проходил по кварталу Борго, включал эту улицу и заканчивался на соборной площади.

Из многочисленных харчевен, заполнявших улицу, в цепкой народной памяти удержалась одна, под названием «Три царицы», хозяйками которой были три сестры, своим неподобающе высокомерным поведением с клиентами раздражившие ироничных римлян, не спустивших им подобного обращения.

По некоторым сведениям, в доме № 103 по Borgo Nuovo Рафаэль провел последние годы своей жизни. Надобно упомянуть, к слову, что Citta’ Leonina славилась на весь Рим своими банными заведениями, заимствованными, по слухам, из Германии и представлявшими собой нечто среднее между римской баней и сауной; они пользовались особым успехом у художников, извлекавших из них, помимо прочих удовольствий, ценный опыт наблюдения за обнаженной натурой, необходимый им в их профессии. Одно такое заведение имел как будто и Рафаэль вблизи своего палаццо.

Открывающееся в перспективе via della Conciliazione великолепное зрелище купола собора Св. Петра было достигнуто дорогой ценой и оплачено немалыми жертвами.

С правой стороны улицы после нескольких современных зданий следует фасад церкви Santa Maria in Traspontina, т. е. находящейся «по ту сторону моста». Возникшая в глубокой древности и изначально помещавшаяся позади Замка Св. Ангела, в нынешней парковой зоне, она была обречена на снос еще в сер. XVI в. ради удобства оснащения замка оборонительными укреплениями, однако орден кармелитов, которому она принадлежала, добился ее восстановления на тогдашней ул. Aleхandrina. При этом не исчезла и ее старинная сопричастность крепости: первая капелла справа посвящена св. Варваре, считающейся покровительницей бомбардиров, а при рассчете высоты вновь сконструированного купола была принята во внимание траектория летящих с бастионов снарядов.

В кивории хранится чрезвычайно чтимая икона «Мадонны с Младенцем» (XIII в.), доставленная из Святой Земли — Иерусалима.

В церкви покоится Никола Дзабалья (1664-1750), инженер-изобретатель и каменщик, маститый глава Досточтимой фабрики Св. Петра — цехового объединения служителей базилики, осуществляющих присмотр за ее убранством и порядком, именуемых sampietrini, — тем же словом, что и знаменитая римская брусчатка.

Фасадная табличка. Район Регола

В одном из ближайших переулков, то ли Campanile (названному по колокольне соседней церкви), то ли Ombrellari (Зонтичников), проживал некогда Джованни Баттиста Бугатти, официально безобидный красильщик зонтов, имевший, однако, и другую профессию, прославившую его на весь Рим, — палача, более известного под кличкой Мастер Титта. Некоторые не вполне достоверные источники прямо указывают на дом № 4 по v.lo del Campanile — прекрасное палаццо XV в. с художественными росписями по фасаду, до сего дня практически не сохранившимися.

Сей внушающий страх персонаж все 78 долгих лет беспорочной службы Папскому государству, завершившейся в 1864 г., педантично вел записи, регистрируя каждую из своих — немалым числом — 516 жертв с подробной информацией, касающейся личных данных, совершенного преступления и места произведенной казни. Среди современников он прослыл человеком приветливым, хорошо воспитанным и благодушным от сознания честно исполняемого долга. Летописец той эпохи описывает его так: «Джован Баттиста Бугатти, по прозвищу Мастер Титта, был низкорослый, тучный, с бритым лицом, одевался всегда чисто и опрятно: носил белый галстук и щегольские туфли; он усерднейше посещал церковь, где, как добрый католик — кат, исповедовался и причащался». Несмотря на это, он, в силу своего ремесла, должен был соблюдать строжайшее предписание: ему было запрещено без профессиональной надобности «переходить мост» («Boia nun passa Ponte» вошло в поговорку), т. е. покидать правую сторону города и показываться в центре в общественных местах, дабы своим нежелательным присутствием не смущать покой горожан.

Одеяние палача выставлено в витрине Музея криминологии (см. «Район Ponte»).

Под № 130 по via della Conciliazione числится палаццо Torlonia, конца XV в. — одно из немногих строений, не потревоженных реконструкцией, но очутившееся в чуждом окружении: раньше вид на него открывался с площади Scossacavalli. Сменив немало хозяев, среди которых был английский король Эдуард VII, здание, наружностью удивительно напоминающее палаццо Cancelleria, перешло в собственность семейства Торлония, которому и служит без малого вот уже двести лет.

В XVII в. задние покои дворца соединялись деревянным мостом с Passetto; место сочленения можно определить по отсутствию на стене фрагмента зубчатого орнамента.

На противоположной стороне улицы (№ 33) стоит дворец Рenitenzieri (или Palazzo Della Rovere), ровесник своего соседа и тоже подражатель: своими замковыми формами он уподобился палаццо Venezia. Сконструированный для кардинала Доменико Делла Ровере, дворец пропустил через себя вереницу владельцев, среди которых в течение двухсот с лишним лет были иезуиты-исповедники (penitenzieri), служившие в базилике Св. Петра. В настоящее время дворец находится в распоряжении Ordine equestre del Santo Sepolcro — бывшего воинского рыцарского ордена, порожденного эпохой крестовых походов, а часть его отведена Отелю Columbus. Внутри здания имеются два приветливых двора, разгороженные низкой стеной и расположенные на разных уровнях.

На фасаде вдоль via della Conciliazione можно обнаружить парочку миловидных пристенных фонтанчиков, кажущихся близнецами. Оба украшены крылатыми драконами, а один еще и орлом — символами с герба Павла V Боргезе, который в нач. XVII в. отреставрировал древний акведук и обеспечил район водой Acqua Paola. На втором фонтанчике видны буквы S P A, что может означать salus per acqua, т. е. «исцеление водою», в соответствии с традицией помечать считавшиеся целебными источники; есть, правда, иная версия прочтения этих букв, как Sacro Palazzo Apostolico (Папский дворец, т. е. Ватикан).

После пересечения с улицей Cavalieri del Santo Sepolcro (Кавалеров Ордена Св. Гроба Господня) следует боковой фасад очередного дворца — Palazzo Serristori, возведенного в первые годы XVI в. (via della Conciliazione, №№ 41-43). Находясь почти триста лет в собственности потомков флорентийского посла, дворец являлся дипломатическим представительством Тосканы при Святом Престоле, затем принадлежал Апостольской палате, служил казармой папских наемных солдат — зуавов. В неспокойном 1867 г. дворец оказался ареной покушения, когда от взрыва мины в казарме погибло более 20 человек; двое заговорщиков-революционеров были гильотинированы у Circo Massimo (это была последняя такого рода казнь в Риме). Сейчас здесь образовательное учреждение Scuola Pontificia Pio IX.

Следующее интересное здание — Palazzo Cesi (№ 51), построенное в 1520 г. кардиналом Армеллини. Спустя всего семь лет, во время Sacco di Roma, кардинал, озаботившись припрятыванием своей и доверенной ему папской казны в собственном саду, сильно запоздал и вынужден был в спешке все бросить и покинуть дворец, ища убежища в Замке Св. Ангела, куда его подняли чуть ли не в последний момент, укрывшегося внутри корзины. Чудом избежав смерти от рук вражеских солдат, кардинал после этого прожил всего несколько месяцев, скончавшись, возможно, от пережитых потрясений и тоски по утраченному в одночасье богатству.

Полностью обновленный своими последующими владельцами, Чези, дворец внешне серьезно не менялся вплоть до 1936 г., когда в результате слома «хребта Борго» были существенно сокращены его размеры. О былом величии дворца, гордящегося ценнейшими коллекциями древностей, распыленными с веками, напоминает уцелевшая массивная голова льва на углу здания со стороны via Pfeiffer.

Угол палаццо Чези

Для осмотра двух оставшихся дворцов нам следует пересечь улицу.

Первый из них, под №№ 32-36, — Palazzo dei Convertendi (Обращенных), или Сongregazione Orientale (Конгрегация Восточных Церквей). В прошлом это были палаты Caprini, возведенные в первые годы XVI в., предположительно по проекту Браманте, для обосновавшегося в этом предместье семейства и занимавшие одну из сторон пл. Scоssacavalli.

В 1517 г. дом был куплен Рафаэлем, который, по одним источникам, здесь написал свой последний шедевр «Преображение Господне» и здесь же, спустя три года, скончался. Покочевав какое-то время с рук на руки, дворец к концу XVII в. перешел к Пристанищу Обращенных, т. е. некатоликов, пожелавших войти в лоно Римско-католической Церкви. Много раз затем реставрировавшееся, здание в нач. XX в. стало резиденцией Св. Конгрегации Восточных Церквей, а в 1938 г. было разрушено и вновь воссоздано в максимально приближенных к прежним контурах на новой улице.

Последний на нашем пути дворец разделил ту же участь, оставив свои руины на одноименной, вместе с ними канувшей в Лету площади, и возродившись из ничего на новом месте. Это Palazzo Rusticucci (№ 47), кардинальские палаты, спроектированные Доменико Фонтана в 1584 г. и завершенные Карло Мадерно.

Сказывают, что для постройки дворца кардинал выкупил все окрестные земли с имеющимися на них немудреными жилищами бедноты, предназначенными им на слом, но наткнулся на упорство некой старой женщины, обитательницы жалкой лачуги, не пожелавшей уступить ее ни за какие деньги. Тогда могущественный князь Церкви будто бы инкорпорировал ее убогий домишко в архитектурный комплекс своего дворца, сохранив за старушкой право собственности. И так, с течением времени, владеньице переходило к поколениям ее наследников, пока в конце XVIII в. не было ими продано и превращено в кафе.

На современную копию дворца постройки 1950 г. были перенесены элементы декора с исчезнувшего оригинала. Удалось спастись, хотя и изрядно подрастеряв прежнюю красу, маленькому, но изощренному фонтанчику, укрывшемуся в саду при церкви св. Алексия на Авентине.

Итак, мы приблизились к площади Пия XII, где проходит граница между итальянским государством и государством Ватикан и где, под сенью купола собора Св. Петра, завершается наш второй маршрут.

Оркестр берсальеров на площади Пия XII

Третий маршрут: Passetto (Коридор) и «Сivitas Рia» (Град Пия)

Последняя, оставшаяся неохваченной путеводителем часть Борго простирается позади Passetto на север и граничит с новым, сформированным в XX в., районом Prati (Луга). Этот квартал сложился в эпоху правления Пия IV, в миру Анджело Медичи (1560-1565), радевшего об укреплении оборонительной системы Citta’ Leonina и решившего увеличить вдвое размеры ее территории. Так была спроектирована новая зона, получившая в честь папы имя «Град Пия», и состоявшая из двух главных осей, нареченных именами понтифика, — Borgo Pio и via di Porta Angelica и сети параллельных и перпендикулярных им улиц. Тогда же папа велел демонтировать некоторые монастыри и церкви, среди которых была и слишком близко подступавшая к замку церковь S. Maria in Traspontina.

Начнем путешествие от largo del Colonnato (площади Колоннады Бернини), двигаясь вдоль высящегося с левого бока Коридора Борго (Passetto; на римском диалекте Coridore) — высокой каменной стены, соединяющей папские палаты с Замком Св. Ангела и служившей для тайного сообщения между ними.

Эта стена, в ее изначальном варианте, была воздвигнута здесь еще в сер. VI в. в целях упрочения наиболее уязвимого, защищавшего крепость с тыла, отрезка Аврелиановой стены, не сумевшего противостоять вторжениям варваров. Возобновление и расширение цепи укреплений было предпринято Львом III в нач. IX в., но попытка создать надежное ограждение оказалась неудачной и после жестокого разграбления базилики и ее окрестностей полчищами сарацинов она была возобновлена новым понтификом, Львом IV, и на этот раз увенчалась успехом, выразившимся в сооружении города-крепости Citta’ Leonina. Трехкилометровый пояс городских стен, усиленных сорока четырьмя башнями, на всей своей протяженности прерывался всего одними воротами (сейчас почти полностью закрытыми колоннадой Бернини), называемыми в разные эпохи по-разному: San Pellegrino, Nibbi (Коршунов, ибо будучи одно время заброшенными, они сделались гнездилищем хищных птиц), Svizzeri (по казарме швейцарской гвардии) и др., и двумя сходами к реке (posterule). По верху шестиметровой зубчатой стены совершался караульный обход, контролирующий территорию Борго.

Одну из частей древней стены папа Николай III (1277-1280), в чьей собственности находился замок, распорядился превратить в крытую галерею для осуществления, в случае угрозы осады или иной опасности, экстренной переправки понтификов из Ватикана под защиту крепости. К помощи этого канала эвакуации прибегали разные персонажи: папа Александр VI, счастливо спасшийся от вступившей в Рим французской армии Карла VIII; его сын Чезаре Борджа, укрывавшийся от преследований нового папы; Климент VII, воспользовавшийся им дважды для защиты от внутренних и внешних врагов. Во второй раз, в самом начале ужасающего разорения Рима войсками Карла V, папе едва удалось ускользнуть от них, скрыв свое облачение под чужой накидкой, тогда как вся его швейцарская гвардия, за исключением сопровождающих, была перебита на соборной площади.

Коридор, как, впрочем, и соседний замок, всегда находился под неусыпным оком каждого из понтификов, подвергавших его сериям усовершенствований. Даже антипапа Иоанн XXIII, бывший в молодости морским пиратом и обладавший соответствующим темпераментом, отметился тем, что во время своего годичного понтификата использовал Коридор как место заключения для прелюбодеек и блудниц, избывавших там свои грехи.

В пору правления Пия IV, основателя «Пиева града», Коридор лишился своей стратегической функции. Для сообщения между старым и новым кварталами Борго, разделенными стеной, папа велел прорубить в ней ряд арочных проемов с выходами на улицы Porta Angelica, Mascherino, Farinone, Palline, Orfeo, Campanile и Porta Castello; в XX в. число арок было увеличено.

Ходу Коридора соответствует via dei Corridori. Присмотревшись к кладке стены, состоящей из разнородных материалов с позднейшими вставками, можно получить представление о сменявших друг друга этапах многовековой истории ее формирования. Нашему продвижению сопутствуют арочные проемы, увенчанные папскими гербами.

Один из них открывается на via delle Рalline (Шариков — знаменитой эмблемы медичейского рода) — скромную, но покоряющую своим обаянием улочку. С правой стороны, под № 24, мы обнаружим Отель Браманте, восславивший одного архитектора, а расположившийся в доме, принадлежавшем другому — Доменико Фонтана, почтённому, впрочем, мемориальной доской.

Вид из арки Коридора на ул. Шариков (via delle Palline)

Проход в следующий переулок — Orfeo, по фамилии местных домовладельцев, — освящен иконой Скорбящей Божией Матери XVIII в., из наиболее старинных в квартале, известной как Madonna del Dito — из-за единственного пальчика, выглядывающего из-под Ее омофора.

Образ Скорбящей Божией Матери, «Мадонна с пальчиком»

Далее у via dei Corridori, не меняя направления, принимает эстафету и продолжает ее Borgo Sant’Angelo, улица, отразившая в названии и близость замка, и бывшую здесь когда-то церковь.

Плоскость стены между двумя арками открывающегося прохода на via di Porta Castello тоже отмечена сравнительно недавним мозаичным образом «Мадонны с Младенцем».

Арка прохода к улице Крепостных врат (via di Porta Castello)

Свое название улица получила в память об уничтоженных в конце XIX в. одноименных стенных вратах. Сооруженные здесь в сер. XVI в., они представляли собой торжественный вход в Ватикан, повидавший немало триумфальных шествий и европейских королевских кортежей, следовавших на коронацию в собор Св. Петра.

Первый поворот налево с via di Porta Castello приведет нас на одну из самых привлекательных и располагающе-оживленных улиц в этом районе — Borgo Pio, где первое же палаццо слева (№№ 1-2) одновременно и самое древнее, относящееся к периоду возникновения «Пиева града».

На перекрестке с переулком Campanile нас встретит еще одна Madonnella — Марианская эдикула конца XVIII в. с помещенной под ней когда-то надписью о том, что сия икона сочтена чудодейственной после того, как «заплакала» в годину французского нашествия, посему набожное чтение верующими литаний Деве Марии перед этим святым образом обеспечивает их родным, чьи души находятся в чистилище, двухсотдневную индульгенцию.

Ответвляющийся с противоположной стороны симпатичный переулочек носит детское название Tre Pupazzi (Трех кукляшек); причина этого прояснится, когда мы достигнем дома № 15, в стену которого на высоте второго этажа вмурована маленькая мраморная плита, являющаяся фрагментом античного саркофага, с изображенными на ней тремя (от четвертой осталась только часть лица) человеческими фигурками, облаченными в тоги.

Продвигаясь далее вдоль Borgo Pio, мы вскоре окажемся на небольшом пятачке с самобытнейшим фонтанчиком-часовенкой при входе и Марианской эдикулой XVIII века.

Фонтан на площади Каталоне

Это очаровательное местечко, называемое, по фамилии домовладельцев, площадью Catalone, своим патриархальным настроем и упоительной провинциальной безмятежностью заставит нас позабыть близость шумных городских артерий и людских потоков. Выбитые на фонтанчике слова «Acqua Marcia», помимо сообщения о питаемом его источнике, выдают дату его постройки, напоминая о предпринятой около 1870 г. папой Пием IХ реставрации этого древнего акведука, чья вода в честь него была наречена еще одним именем — «вода Пия».

Возобновим осмотр Borgo Pio. Следующий перекресток образован улицей Ombrellari и переулком Orfeo, завершающимся стенным пролетом, чье название, Arco d’Orfeo, фигурирует в документе эпохи, указывающем также на распространенный род деятельности местных обывателей, — прошении некоего ремесленника, мастера по изготовлению кукол-марионеток (burattini).

Via Plauto значилась в старину под непритязательным названием Сточной канавы (Fogne), поскольку ее пересекал водоотводной канал, входивший в сеть подобных сооружений для борьбы с разливами Тибра.

На доме № 19 по уже знакомой нам via delle Palline красуется маленький, утопающий в лепнине и почтённый вотивными дарами, образ XVIII в., воспроизводящий Рафаэлеву «Мадонну в кресле».

Мы у очередной развилки: переулок Farinonе занимали когда-то мучные лабазы (farina — мука); улица Falco приведет нас к очень нарядному белому барочному дому № 18, известному как «дом Сокола», чье название кто-то возводит к вывеске, а кто-то — в не менее традиционной манере — к «пернатой» фамилии домовладельцев.

Одно из ренессансных строений по Borgo Pio приютило Отель Св. Анны (№№ 131-134): его имя отсылает нас к просматриваемым в конце улицы, ведущим в Ватикан знаменитым вратам (Porta di Sant’Anna) с картинной охраной из швейцарских гвардейцев.

Отвлечемся на минуту.

Церковь Sant’Anna dei Palafrenieri (Общины папских конюших), давшая имя вратам, содержала значимую реликвию: декоративно оформленное скульптурное изображение Девы Марии и Ее Матери, — так называемую macchina processionale, одно из тех объемных культовых сооружений разнообразных форм, что участвуют в мистериально-религиозных шествиях — прообразах античных представлений, являясь их главным движущимся действующим лицом и как бы зримым воплощением празднуемого святого. Данная скульптура связана со старинной почитаемой традицией 26 июля, в день памяти св. Анны, устраивать процессию с участием будущих рожениц, испрашивающих у благоволящей им святой удачного разрешения от бремени. Под барабанную дробь от церкви S. Maria in Portico in Campitelli (вблизи Театра Марцелла и Портика Октавии) в Борго направлялась процессия, состоящая из эскорта гренадеров, конных членов Братства, хоругвеносцев и свеченосцев, папского военного духового оркестра и уймы закутанных женщин со свечами в руках; шествие замыкало водруженное на тяжелый деревянный поставец священное изваяние, несомое на плечах двумя десятками папских служителей. Когда процессия достигала моста Св. Ангела, виновнице торжества салютовала крепостная артиллерия. Переносную скульптуру Анны-Марии, такого же статуса, но более позднего времени, можно сегодня увидеть в церкви S. Caterina della Rota.

Церковь Св. Анны известна тем, что именно для нее Братством была заказана Караваджо его знаменитая «Мадонна деи Палафреньери», приобретенная затем кардиналом Сципионом Боргезе и с тех пор находящаяся в знаменитой галерее.

К могущественному Братству принадлежал упоминаемый ранее маркиз дель Грилло, похороненный у флорентийцев.

Завернем на просторную улицу Mascherino, носящую имя архитектора XVI в. Оттавиано Нонни по прозванию Маскерино, к творениям которого относятся известные нам церкви S. Caterina della Rota, S. Salvatore in Lauro, S. Spirito in Sassia и S. Maria in Traspontina. Жил он тут или нет, установить трудно, зато достоверно известно, что здесь обитал Никола Дзабалья, погребенный в церкви «за мостом» (см. «Второй маршрут»).

Эта часть «Пиева града» претерпела радикальные изменения в первой пол. XX в. и состоит в основном из современных зданий.

«Сампьетрини» римской мостовой

Угол с довольно пустынной улицей Borgo Vittorio, названной так в честь победы над турками в битве при Лепанто (1571 г.), увенчан изящным, хотя и не могущим похвалиться древним происхождением, образом «Мадонны с Младенцем», поддерживаемым двумя ангелами.

Проследовав вперед, мы вновь наткнемся на пересекающую нам путь улицу Ombrellari, заполненную встарь мастерами по изготовлению зонтов, вынужденными сосредоточить производство своих изделий в одном месте из-за жалоб населения на распространяющееся по всему городу зловоние, издаваемое веществами, используемыми при окрашивании и вощении тканей.

С левой стороны Borgo Vittorio открывается укромно расположенная piazza delle Vaschette (Бассейнов, Резервуаров), выложенная традиционной порфировой брусчаткой (sampietrini) и манящая тенистыми деревьями и прохладными каменными скамьями. Вместо древних водоемов с питьевой водой теперь здесь можно найти простенький, но гостеприимный фонтанчик. Из-за малого давления воды в этом месте он расположен ниже уровня площади и к нему спускаются по обнимающим его с боков полукруглым лесенкам. Выбитая на нем дата 1898 относится к его установке; ему более трехсот лет и двести из них он простоял возле старой церкви S. Maria delle Grazie (Исполненной благодати). Питающая его Acqua Angelicа обладает отличными вкусовыми качествами и очень легкая, в отличие от других, не менее знатных разновидностей римской воды, богатых кальцием; она считается лечебной и особенно показана при болезнях желудка и печени. Хвалебные отзывы о ней можно встретить и в интернете.

В конце улиц Ombrellari и Plauto открывается довольно нелепое пространство, именуемое площадью Amerigo Capponi, кастеляна (коменданта) Замка Св. Ангела в XV веке. Угол дома с via degli Ombrellari украшает нарядная, как конфетка, Madonnella.

От площади берет начало улица Borgo Angelico, прославившая папу Пия IV, в миру Анджело Медичи. После строительного бума 30-х гг. XX в. улица потеряла в размерах и лишилась почти всех старинных зданий.

Дом № 42, второй пол. XIX в., отмечен латинской надписью «Где были амбары, теперь жилые дома», а дом №№ 26-30 снабжен еще одной: «Дом маленький, но для меня пригодный. Лето Господне 1907».

Дом № 42 по ул. Борго Анджелико

Дом № 26-30

Преодолев последний участок улицы, мы выйдем на via di Porta Angelica. На углу слева помещена большая мраморная эдикула с мозаичной иконой «Vergine delle Grazie» и некогда пространной пояснительной надписью: «Приидите поклонимся Богородице Деве, Благодатной Марии перед сим образом, благочестиво повторяющим тот, что был доставлен в 1587 году из Иерусалима в Рим монашествующим братом Альбенцио Де Росси, храним был здесь в церкви, упраздненной ради общественных нужд, и ныне свято почитаем в новом храме <...>, щедротами боголюбивых понтификов Пия XI и Пия XII в честь него сооруженном и освященном».

Образ Пресв. Девы Марии Исполненной благодати

Действительно, на этом месте стояла древняя церковь S. Maria delle Grazie, построенная Де Росси в XVI в.; он также основал при ней монастырь для монахов-отшельников и самых бедных и нуждающихся из прибывающих в Рим паломников.

Икона XII в., византийского письма, чрезвычайно чтимая римлянами, находится в посвященной ей, сконструированной в 1939 г. церкви на одноименной площади.

С этой улицы исчезла и другая церковь XVII в., принадлежавшая в последнее время Конгрегации Иисуса, Марии и Иосифа, взявшей на себя попечение о самых «позабытых» душах чистилища, т. е. тех, о ком более некому позаботиться.

Но самой большой потерей является сама Porta Angelica, находившаяся в начале улицы и уничтоженная вместе с частью городской стены в 1888 году. Одноарочные врата были украшены мраморными барельефами в виде двух ангелов с крестом, гербом Пия IV и надписью: «Ангелам Своим заповедует о тебе Господь — охранять тебя на всех путях твоих» (Пс. 90, 11).

Это единственные фрагменты, которым удалось уцелеть; сейчас их можно увидеть на площади Рисорджименто на одном из оставшихся участков стены «Пиева града».

* * *

Здесь, у «Ангельских врат», кончается наш долгий путь по чертогам Вечного Города.

← Район Regola