Первая страница Карта сайта

Установки на активность и пассивность в христианстве. Эти установки проходят через всю историю человечества, от пракультуры до наших дней (об их связи с типами культуры см. «Что такое личная сфера существования и ее связь с типом культуры», а также «Подчинение»). Те же установки наличествуют и в христианстве, однако с разной настойчивостью проявляются в трех его основных направлениях — православии, католицизме и протестантизме. Но сначала обратимся к первоисточнику — Евангелию. Внимательное чтение сразу же обнаруживает в нем противоположные суждения на этот счет. Приведем лишь несколько текстов.

Вот перед нами знаменитые «блаженства» из Нагорной проповеди Христа: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божьими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царствие Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» (Матфей 5; 3—12). Далее Спаситель говорит ученикам: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего небесного» (там же 16). Совершенно ясно, что «жаждущие правды», «милостивые», «миротворцы», «изгнанные за правду» — те, кто творят «добрые дела», люди активные. Именно такие люди, прежде всего апостолы, а затем и первые христиане распространили веру во Христа по всему Среедиземноморью и прочим странам, именно они, а вслед за ними и тысячи других проповедников, вплоть до наших дней, исполнили завет воскресшего Христа: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (там же 28; 20).

Но можно ли говорить об активности «нищих духом», «плачущих», «кротких»? Вряд ли. Разумеется, нередки случаи, когда обе установки сочетаются, проявляясь в разное время, у одного и того же человека. Но жизненный опыт и история все же свидетельствуют о том, что обычно в человеке превалирует какая-то одна черта. На это обратил внимание Карл  Г. Юнг, поделив людей на экстра- и интравертов. А вот еще: «И сказал ученикам Своим: посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть, ни для тела, во что одеться... Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть? Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем?» (Лука 12; 22, 25—26). Разве не очевидна здесь установка на пассивность?..

Нет ничего удивительного в том, что в высказываниях Иисуса Христа есть противоречия, ибо противоречива сама жизнь, а Спаситель пришел в этот мир прежде всего к живущим в нем. В восточной, православной Церкви утвердилось сдержанное, в известной мере пассивное отношение к жизни, что отражено и в мирском, и в монашеском благочестии. Святые православной Церкви — это, главным образом, постники и молитвенники, Христа ради юродивые. Исключения встречаются, как правило, ближе к нашему времени. Но есть, конечно, и миссионерство и дела милосердия. Однако, когда Федор Ртищев (17 в.) устроил богадельню, он отнюдь не стяжал уважения в народе, и даже в 20 веке как бы полумонашеская, основанная великой княгиней Елизаветой Федоровной Марфо-Мариинская обитель, предназначенная для практической помощи населению, не была безоговорочно одобряема. О поразительном подвиге помощи разным людям Ульянии Осорьиной (Лазаревской) узнано было только по ее жизнеописанию, сделанному ее сыном (17 в.). Вместе с тем в России всегда существовала традиция помощи сродникам, а также в рамках крестьянской общины, а со второй половины 19 века развернулась благотворительная и просветительская деятельность со стороны интеллигенции и дворянства. В этом же направлении сегодня предпринимаются усилия со стороны некоторых священнослужителей и активных прихожан.

После разделения Церкви (9—12 вв.) в католичестве набирает силу активное начало. Это и милосердие, и образование, и теология с философией и наукой, и нарастающее влияние на общественную, политическую жизнь, на искусство, — причем в таком объеме и с таким напором, которых никогда на было в православных странах, разве что в Византии. Католических миссионеров можно по сей день встретить во всех частях света. Скорее всего, установки на пассивность и активность так «распределились» между Западной и Восточной ветвями Церкви в силу разных культурных традиций. В Евангелии же можно найти оправдание и той, и другой традиции.

Особое место в христианстве занимает протестантизм: лютеранство, кальвинизм, англиканство и множество возникших впоследствии модификаций, коих принято у нас называть сектами. Магистральное направление в протестантизме — активизм, от средней умеренности до крайних форм. Тут воздействие западной культуры на вероучение, с нашей точки зрения, несомненно и очевидно.

Следует ли культурное влияние на веру считать неблагоприятным? Однако, ведь и в самом Евангелии аналогичное влияние имеет место. И вообще, религия, которую характеризуют обычаи, верования, взгляды, художественная составляющая, образ жизни, — религия никак не отделима от культуры. Другое дело, когда общение с Богом оттесняется на задний план и почти вытесняется чем-то еще, что принято относить к культурной сфере, но при этом сохраняются религиозные формы. Это уже болезнь, одинаково опасная для любой религии, — но это иная тема.

См. также: